Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

1

       

        Куньминь – город вечной весны.

       

        А старик – заметьте себе! – тем временем все полоскал и полоскал свои бутылки, и в музыкальном бульканье воды мне чудились спорящие голоса.

       

        – Здравствуйте. Как самочувствие?

        Я уже был морально подготовлен ко всему и не слишком испугался.

        Мне понравилось его почти юношеское лицо, узкое, с темными ласковыми глазами гипнотизера, которые проникновенно смотрели в меня как бы из прорези полумаски. Он осторожно, почти неощутимо, потрогал мои руки на сгибах, где мутно просвечивали голубые узлы вен.

        – До завтра, – сказал он.

        – Завтра – это только другое имя сегодня, – произнес я, повторяя чьюто чужую мысль.

        Он или не оценил, или просто не понял моей излишне тонкой шутки, потому что ничего не ответил и както совсем незаметно исчез.

        Так наступила пора великих превращений, как некогда сказал умирающий Гёте.

        «Святой колодец» – название небольшого родничка вблизи станции Переделкино Киевской железной дороги, возле которого я обдумывал эту книгу и размышлял о своей жизни.

       

        Первое время мы совсем не скучали. Мы опять любили друг друга, но теперь эта любовь была как бы отражением в зеркале нашей прежней земной любви. Она была молчалива и бесстрастна. Мы занимали, сообразно своему вкусу, не большой, но и не маленький пряничный домик в два этажа с высокой черепичной крышей и прелестным садиком, полным цветов. Перед ним рос постоянно цветущий конский каштан, который был по крайней мере в пять раз выше дома. Для того чтобы увидеть все дерево целиком, от земли до кроны, нужно было отойти на сто метров, да и то начинала кружиться голова, а домик тогда казался совсем маленьким, просто игрушечным. Цветы сами по себе напоминали маленькие восковые деревца – елочки, – в известном порядке рассаженные по всей кроне, которая была составлена из больших пяти, семи– и даже девятилапых листьев, как будто бы тщательно нарисованных тонким английским графикомпрерафаэлитом вроде Обри Бердслея. Ствол дерева был почти черный, даже, можно сказать, совсем черный, что еще сильнее подчеркивало восковую розоватость соцветий и полупрозрачную зелень кроны.

        Я это все описываю так подробно потому, что теперь у меня совсем исправилось зрение, я давно уже не носил очков и видел все поразительно точно и далеко, как в юности, когда я мог с наблюдательного пункта вести пристрелку без бинокля.

        Возле дома, как и подобает в цветных сновидениях, росло также несколько кустов породистой сирени, цветущей поразительно щедро, крупно и красиво. Мы не уставая восхищались оттенками ее кистей: густофиолетовыми, почти синими, лиловорозовыми, воздушными и вместе с тем такими грубо материальными, осязаемыми, плотными, что их хотелось взять в руку и подержать, как гроздь винограда или даже, может быть, как кусок какогото удивительного строительного материала.

        Вокруг, за низким сквозным заборчиком, выложенным из чугуннобагрового кирпича – через один, – было также много цветущей жимолости, коротко остриженного боярышника, крушины и еще какихто красивых декадентских растений вроде араукарий или филодендронов. Посреди ровного газона стояли солнечные часы, которыми, впрочем, никто не интересовался.

        Нам никто не мешал. Мы жили в полное свое удовольствие, каждый в соответствии со своими склонностями. Я например, злоупотреблял своим сверхпенсионным возрастом, старался ничего не делать, а жена с удовольствием готовила мне на электрической

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту