Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

46

шляхетского достоинства: – Да. Это я. Чем могу служить?

        – Я, конечно, очень извиняюсь, – произнес молодой человек на несколько черноморском жаргоне и осторожно вдвинулся в комнату, – но, видите ли, дело в том, что послезавтра именины Раисы Николаевны, супруги Нила Георгиевича, и я бы очень просил вас…

        – Виноват, а вы, собственно, кто? Командарм? – прервал его ключик.

        – Никак нет, отнюдь не командарм.

        – Ну раз вы не командарм, то, значит, вы ангел. Скажите, вы ангел?

        Молодой человек замялся.

        – Нет, нет, не отпирайтесь, – сказал ключик, продолжая лежать в непринужденной позе на своей жесткой кровати. – Я уверен, что вы ангел: у вас над головой крылья. Если бы вы были Меркурием, то крылья были бы у вас также и на ногах. Во всяком случае, вы посланник богов. Вас послала к нам богиня счастья, фортуна, сознайтесь.

        Ключик сел на своего конька и, сыпля мифологическими метафорами, совсем обескуражил молодого человека, который застенчиво улыбался.

        Наконец, улучив минутку, он сказал:

        – Я, конечно, очень извиняюсь, но дело в том, что я хотел бы заказать вам стихи.

        – Мне? Почему именно мне, а не Горацию? – спросил ключик.

        Но, видимо, молодой человек был лишен чувства юмора, так как ответил:

        – Потому что до меня дошли слухи, будто, выступая в одной воинской части нашего округа, вы в пять минут сочинили буриме на заданную тему, и это произвело на аудиторию, а особенно на политсостав такое глубокое впечатление, что… одним словом, я хотел бы вам заказать несколько экспромтов на именины Раисы Николаевны, супруги нашего командира… Ну и, конечно, на некоторых наиболее важных гостей… командиров рот, их жен и так далее… Конечно, вполне добродушные экспромты, если можно, с мягким юмором… Вы меня понимаете? Хорошо было бы протащить тещу Нила Георгиевича Оксану Федоровну, но, разумеется, в легкой форме. Обычно в таких случаях мне пишет экспромты один местный авторкуплетист, но – антр ну суа дит – в последнее время я уже с его экспромтами не имел того успеха, как прежде. Я вам выдам приличный гонорар, но, конечно, эти стихи перейдут в полную мою собственность и будут считаться как бы моими… Обычно я имею успех… и это очень помогает мне по службе.

        Молодой человек заалел как маков цвет, и простодушная улыбка осветила его почти девичье лицо симпатичного пройдохи.

        Дело оказалось весьма простым: молодой интендант территориальных войск делал себе карьеру души общества, выступая с экспромтами на всяческих семейных вечеринках у своего начальства.

        Ключик сразу это понял и сурово сказал:

        – Деньги вперед.

        – О, какие могут быть разговоры? Конечно, конечно. Только вы меня, бога ради, не подведите, – жалобно промолвил молодой человек и выложил на кровать ключика Целый веер розовых миллионных бумажек, как я уже, кажется, гдето упоминал, более похожих на аптекарские этикетки, чем на кредитки.

        – Завтра я зайду за материалом ровно в семнадцать нольноль. Надеюсь, к этому времени вы уложитесь.

        – Можете зайти через тридцать минут нольноль. Мы уложимся, – холодно ответил ключик. – Тем более что нас двое.

        Ключик нехотя встал с кровати, сел к столу и под диктовку молодого человека составил список именинных гостей, а также их краткие характеристики, после чего молодой человек удалился.

        Можно себе представить, какую чечетку мы исполнили, едва затворилась дверь за нашим заказчиком, причем ключик время от времени восклицал:

        – Бог

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту