Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

164

негромко сказал он голосом, полным нежного и глубокого чувства. – Нус, а теперь… Сколько времени будет продолжаться артиллерийская подготовка?

        – Четыре часа.

        – В таком случае пока что пойдемте зверей посмотрим.

        Они вышли. В ясном, звонком воздухе слышались далекие орудийные выстрелы, словно гдето катали белье. Они обошли почти все имение, наслаждаясь своеобразной прелестью этих таврических прерий. Мелкие коричневые листья акаций усыпали черную, чугунную землю. Лед на лужах ломался под каблуком, как оконное стекло.

        Протопал копытцами табунок маленьких злых лошадок Пржевальского с оскаленными зубками и гривами, длинными, как женские волосы.

        Проковылял на длинных, голенастых ногах обшарпанный, грязный страус, не зная, куда деваться от холода. Зебра стояла, храня на своем белом туловище тень забора, бог знает в какие незапамятные времена упавшую на ее прародителей.

        Высокомерный верблюд трещал сучьями, ломая заросли сухой акации и трогая жесткими зубами ее стручки.

        Над походной кухней какогото штаба поднимался дымок. Ветер вынимал его из трубы, как ватку, и сносил в сторону. Фрунзе остановился и долго смотрел, следя за его направлением.

        – Ветер с запада, – наконец сказал он. – Очень хорошо. Везет.

        Действительно, западный ветер был как нельзя более кстати. Он угонял массы воды на восток, благодаря чему в ряде мест через Сиваш образовались броды. Этими бродами и прошли на Литовский полуостров Пятнадцатая и Пятьдесят вторая дивизии. При перемене ветра вода могла подняться и отрезать дивизии, что было чрезвычайно опасно. Но ветер не менялся.

        Фрунзе посмотрел на часы. Три. Пора ехать.

        – К Блюхеру, – сказал он решительно.

        Товарищи, работавшие с Фрунзе в подполье, хорошо знали решительный, даже азартный характер Михаила Васильевича. Он никогда не останавливался ни перед чем для достижения намеченной цели.

        Был, например, такой случай.

        Город Шуя. Выборы во II Государственную думу. Партийная типография провалена. Организация не имеет возможности выпустить прокламацию с призывом голосовать за большевиков. И вот Михаил Васильевич предлагает захватить силами дружины, которой он руководил, типографию некоего Лимонова и там отпечатать, что нужно. Предложение принято. Михаил Васильевич с большим увлечением и ловкостью провел это дело. Типографию захватили среди бела дня. Техника простая.

        – Руки вверх!

        И затем, после краткого объяснения, заставили набирать листовку.

        Через некоторое время, ничего не подозревая, приезжает в типографию сам Лимонов, хозяин.

        – Здравствуйте, Лимонов. Садитесь. Вот вам стул. Только без шума.

        Наборщики набирают. А хозяин сидит как приклеенный. Боится пошевелиться. Проходит час, другой. Лимонов приехал на извозчике. Не успел расплатиться. Извозчик ждал, ждал, да и пришел в типографию за деньгами.

        – Здравствуйте. Стоп. Возьмите стул.

        Сидит извозчик час, сидит другой. А тем временем у извозчика ушла лошадь. Лошадь поймал городовой. Побежал городовой в типографию за извозчиком накостылять шею.

        – А, господин городовой! Здравствуйте. Возьмите стул. И позвольте вашу шашку и револьвер.

        Шашку о колено – пополам, а револьвер пригодится для организации.

        – И будьте любезны, сидите тихо!

        На другой день город был засыпан прокламациями, и в думу прошел большевик.

        Такова

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту