Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

5

общеизвестные слова, которые еще никогда никому не помогли, – я больше никогда не буду, отпустите, умоляю вас.

        – Бежи, дурень, – сказала девочка, в отчаянии ломая руки. – Чего ж ты не бежишь?

        – Когда он не пускает, – продолжая рыдать, ответил мальчик.

        – Тогда кусай его за руку! Кусай!

        – Не достаю, – успел ответить мальчик и тут же был введен во двор, где уже в полном составе стояли родственники и прислуга, на чем я и закончу описание этой ужасной, молчаливой картины, будучи не в силах изобразить дальнейшее: уплату сорока копеек серебром, сожжение в плите остатков рогатки, наложение на ухо тряпочки со свинцовой примочкой и прочее.

       

        – Видала ухо? – спросил мальчик, остановившись перед девочкой, которая, стоя на одной ноге, как цапля, подбрасывала на ладони электрические кремушки. – Теперь уже, слава богу, как слива, а было как вареник с вишнями.

        – Дай потрогать. – И девочка протянула светящиеся на солнце розовые пальчики к уху мальчика.

        – Не лапай, не купишь, – сварливо буркнул мальчик скорее по привычке.

        Девочка отдернула руку и вспыхнула.

        – Тогда скатертью дорожка, – сказала она, повернувшись спиной.

        – Ладно тебе, ладно. Если хочешь, потрогай. Мне не жалко.

        – Не нуждаюсь.

        – Почему?

        – Потому, что та ты не хотел, а то теперь я не хочу, – сухо сказала девочка, не оборачиваясь, – можешь уходить, откуда явился.

        – Пожалеешь, да поздно будет, – горько сказал мальчик.

        – А что? – встревожилась девочка, услышав в этих словах тайное обещание, и глаза ее загорелись любопытством. – А что?

        – Ничего. Одна тайна, – загадочно усмехнулся мальчик.

        – Какая? – еще больше встревожилась девочка. – Скажи!

        – А будешь со мной играть?

        – Смотря какая тайна.

        – Преступная шайка, – прошептал он, раздув ноздри и приблизив свое лицо к ее лицу. – Я их выслеживаю. Уже все нити у меня в руках. Две буквы.

        – Какие?

        – О и В.

        – Ну и что? – равнодушно сказала девочка.

        – А то, что это таинственные знаки. Поняла теперь?

        – Да? – спросила девочка с непонятной интонацией иронии и превосходства.

        Ее лицо было так близко, что мальчик не только видел созревший ячмень на рубиновом веке Санькиного глаза с желтой точкой, как зернышко проса, но также чувствовал жар, исходивший от ее пылающих щек, и луковый запах бедного платья из шотландки, обшитого бордовой тесьмой.

        С глазами, сияющими торжеством, она ухватила его за рукав, молча повела через их двор, и они спустились в подвал и на ощупь пошли в кромешной тьме, полной опасностей, – по земляному коридору, где справа и слева нащупывались дощатые двери дровяных сарайчиков с висячими замками на задвижках, которые, будучи задеты локтем, издавали тяжелые звуки постукиванья по неструганым сухим доскам, давая представление о поленницах дубовых дров с их сухокисловатым запахом и серебряными лишаями мха, о пустых бутылках и о разной домашней рухляди.

        – Не бойся, – шепнула Санька, задевая Пчелкина плечиком, и вдруг отошла в сторону, как бы сразу растворилась в подземной тьме.

        Мальчику стало страшно, но сейчас же он услышал успокоительные звуки: девочка рядом с ним рылась в куче хлама, наполнявшего воздух невидимой

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту