Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

112

самочувствие?

        Командиры двух батальонов подошли к телефону тотчас же. Третий не подошел. Вместо него подошел его заместитель.

        – Я просил не заместителя, а самого командира, – строго сказал генерал.

        «– Товарищ седьмой, двадцать пятый лично подойти не может.

        – Почему?

        – Он намыленный!

        – Чем?

        – Мылом. Бреется. Он приказал доложить вам, что все в порядке и все на месте. А что касается бритья, то оно будет закончено полностью через три минуты. Прикажете прекратить или разрешите добриться?.

        – Хорошо. Пусть добреется, – улыбаясь, сказал генерал.

        После этого я увидел роту пехоты, которая шла прямо на нас, поднимаясь из лощины на гору. Гвардейцы шли во весь рост, широкой цепью по пестрому – малиновому, лиловому, зеленому – клеверному полю. В стальных касках с туго затянутыми ремешками, в зеленожелтых маскировочных плащах и сетках, размашисто шагая по великолепной орловской земле, они несли на плечах кто пулемет, кто трубу миномета, кто ящик с патронами или минами, кто просто автомат, положив палец на спусковой крючок и выставив вперед ствол.

        – Ложитесь, черти! – крикнул молоденький смуглый офицер связи с пыльным лицом и детскими каплями пота на подбородке.

        Они не слышали.

        – Ложитесь! Ползите!

        Несколько мин разорвалось между ними и нами. Они переглянулись. Но никто не лег. Они только прибавили шагу. Теперь они почти бежали. Они быстро приближались к нам, вырастая на склоне цветущего холма, на громадном фоне знойного, пыльноголубого орловского неба, заваленного грудами движущихся перламутровых облаков.

        – Орлы! Гвардейцы, – сказал генерал с восхищением.

        Рота побежала мимо нас, вернее – через нас, в сторону неприятеля, и шагах в сорока залегла.

        – Отсюда они после артиллерийского налета пойдут в атаку и выбьют мерзавцев из их узла сопротивления. У нас сейчас такая тактика. Артиллерия, авиация и танки врываются в брешь и развивают успех… Чем, между прочим, и объясняется, – прибавил он не без ехидства, – что вы приехали в танковое соединение, а попали в пехотную цепь, и мое место, собственно говоря, не здесь, а сзади.

        Я ничего не успел ответить, так как стрелка больших генеральских часов, повидимому, коснулась заветной Цифры.

        Описать следующие десять минут я не имею ни надлежащих красок, ни таланта. Это был великолепный, молниеносный артиллерийский шквал. Над нашими головами неслись на запад сотни мелких, средних и крупных снарядов. Я посмотрел в бинокль. Боевые порядки немцев заволокло дымом и пылью. Там чтото вспыхивало, рвалось, клубилось, взлетало вверх, падало черным дождем и вновь взлетало. И как завершение этой десятиминутной симфонии вспыхнул огонь гвардейских минометов. Это был мощный аккорд. Тогда поднялась пехотная цепь.

        – За Родину, за партию! – крикнул чейто хриплый голос.

        И мы услышали протяжное, раскатистое «ура». Грянули пулеметы, автоматы…

        – Пошли, орлы, – сказал генерал и вскочил на бруствер.

        А через полчаса телефонист закричал снизу, из своего окопчика, осипшим счастливым голосом:

        – Товарищ гвардии генералмайор, командир второго батальона доносит, что неприятель выбит со своих позиций и бежит.

        – Вижу, вижу, – сказал генерал, не отрываясь от бинокля. – Товарищ писатель, вам не приходилось видеть, как драпают фрицы? Могу вам доставить это удовольствие.

        И он протянул

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту