Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

92

        – У вас в Кошах уже землю помещика поделили?

        – Еще нет. Комитет только что выбрали. А у вас в Шутовичах?

        – Делят уже.

        Высокая пожилая женщина с кошелкой вдруг начинает довольно сердито кричать на солдат:

        – Эх вы, мужчины! Землю делить не умеете. И, обращаясь к нам:

        – Вы, товарищи, нам инструктора поскорее пришлите, чтобы он научил, как землю делить. А то наши мужчины никуда не годятся.

        Старик сердито ее останавливает:

        – Ишь ты! Инструктора тебе надо, как панскую землю делить. А разве в семнадцатом году большевиков ктонибудь учил, как это делается? Сами дошли. Нам бы только в случае чего немножко помогли с помещиком справиться.

        – Да ведь уже справились.

        – Справиться справились, а кто его знает!

        – Ну и видно, что ты не больно умен, – вдруг огрызается баба, – боишься, что паны вернутся! Большевиков двадцать лет пугают, что, дескать, не сегоднязавтра им конец придет, а они за это время таких танков себе наделали, что не только своих «бывших» не боятся, а еще и наших панов бывшими сделали за два дня. На вот!

        Смеркается. Дорога вьется среди столетних берез. Мелькают знакомые названия деревень, местечек.

        Кревы, Лебедев, Молодечно… Мелькают яркие фары встречных автомобилей.

        Наш шофер товарищ Михаил Значенок газует. Он уже совершает четвертый рейс, развозя по селам Западной Белоруссии советские газеты.

       

IV

       

        Исколесили всю Западную Белоруссию.

        …Опять Сморгонь. Среда. Базарный день. Площадь возле церкви тесно заставлена крестьянскими подводами. Оглобли задраны вверх. Целый лес оглобель.

        Торгуют мясом, хлебом, овощами. Много превосходной картошки. Еще больше яблок. Их – горы. Чудесный, тонкий и опьяняющий запах яблок стоит в воздухе.

        Тот факт, что крестьяне охотно везут на рынок свои продукты, говорит о многом. И прежде всего о том, что жизнь стабилизировалась. Доверие и любовь белорусского народа к Советской власти тверды, определенны, нерушимы.

        Ночью был мороз. Утром крыши, дороги, поля, деревья, солома – в голубом, матовом инее. Желтое солнце холодно горит в росе на радиаторе машины.

        И опять возле машины свалка. «Правда» нарасхват. Ее выхватывают из рук. Тут же разворачивают и вслух читают.

        Со всех сторон тянутся грубые, темные крестьянские руки:

        – Товарищи! Дайте номерок!

        – Товарищ, не забудьте меня. Я специально пришел за пятнадцать километров за московской газеткой.

        – Да что ж вы пихаетесь, мужики! Пропустите до газеты женщину, пускай женщина тоже прочитает газету.

        Дом временного управления выходит на базарную площадь. Беленький, в два этажа. Легкий балкончик, декорированный флагами, лентами, лозунгами. Возле домика всегда толпа. Особенно в эти дни подготовки к выборам в Народное Собрание. Здесь помещается окружная избирательная комиссия.

        Сейчас составляются списки избирателей.

        Штат комиссии не велик. Работы много. Народ охотно идет помогать комиссии. Имеется много добровольцев, особенно из среды интеллигенции, предлагающих свои услуги по составлению списков, заполнению учетных карточек.

        Каждую минуту входят в комнату, уходят посетители.

        Председатель окружной избирательной комиссии товарищ И. М. Бруднер не успевает отвечать на вопросы. Вопросы однотипны.

        – Мне девятнадцать лет. Могу ли я голосовать?

        – Можете. Все граждане, достигшие

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту