Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

81

купе.

        Едут в ночи.

        Ночью на станциях, при свете факелов, к поезду выходят толпы людей. Они несут цветы, торты, молоко, мед, Модели машин…

        Днем на станциях, при свете солнца, к поезду выходят толпы людей: они несут цветы, хлеб, сало, рыбу, лозунги, сделанные на листах фанеры хитрой мозаикой огурцов и редиски, чудовищные коллекции минералов.

        Все, чем богаты области Советского Союза от Владивостока до Москвы, все, чем могут гордиться рабочие, колхозники и пионеры, охотники, красноармейцы, поэты, артисты, железнодорожники, кустари, – всем этим переполнен легендарный экспресс челюскинцев. В вагонресторане на столах качаются шоколадные пароходы, жареные свиньи на противнях, крынки меда, горы калачей, конфет. В ведрах бьется живая стерлядь Оби – подарок новосибирцев.

        В коридоре международного на полу стоит модель гигантского строгального станка Уралмаша – гордость его механического цеха.

        На столике кипа местных газет, и в них стихи, стихи, стихи – огромный дар провинциальных поэтов. Под потолком качается модель самолета. В тамбур втаскивают ящики яблок. Бойкая частушка бродячих актеров, сунувших задорные лица в прорезь лубка, изображающего летящий аэроплан, несется вдогонку экспрессу с крыши станции.

        Роскошная корзина алых и белых пионов, корзина, которой позавидовала бы оперная певица, качается на скамеечке против купе героев.

        Маленькая, аккуратная книжечка – расписание следования челюскинского экспресса в пределах Пермской дороги. Виражи, бреющие полеты и мертвые петли, школа высшего пилотажа, – дар летчиков, сопровождающих своих кровных братьев по родине и ремеслу.

        …Крошечная девочка в зеленой фуфаечке, которую осторожно держит в толстых руках большой, добродушный, простоволосый человек перед десятком кино– и фотоаппаратов на ступеньках вагона.

        Это легендарная девятимесячная девочка Карина, родившаяся на борту «Челюскина», в Карском море, жившая в мешке на дрейфующей льдине и вывезенная с этой льдины на самолете героя.

        Ребенок, которому принадлежит будущее, – весь этот прекрасный, замечательный, неописуемый мир.

        …Первые эскадрильи, высланные навстречу героям их матерью – Москвой. И, наконец, Москва!

        1934 г.

       

Заметка

       

        – До вас можно?

        – Милости просим, милости просим!

        И в переднюю входит маленькая женщина в новом манто с высоким котиковым воротником. Ее голова побабьи, до бровей, закутана в шелковый вязаный платок. Она порывисто снимает манто. Глядя исподлобья в зеркало, она обеими руками поправляет узел на подбородке, раскладывает по плечам длинную и нарядную бахрому платка и обдергивает малиновый вискозный джемпер. Он новенький, блестящий, еще не обносился. Затем она переходит в столовую, сразу же садится глубоко в угол дивана и, упрямо сжав небольшой крестьянский рот с жесткими, обветренными губами, долго сидит, не говоря ни слова, уставясь прямо перед собой в одну точку. Нежная краска глубокого внутреннего возбуждения лежит на ее небольшом, собранном лице с широким, круглым лбом. Видно, что она прилагает страшные усилия, чтобы скрыть возбуждение. Она сердится на себя за это возбуждение. Но ничего не может поделать.

        Так в комнату внезапно входит Слава.

        Чудесна судьба киевской крестьянки, комсомолки Марии Демченко.

        Она сделала, по существу, очень простую и вместе с тем великую в этой простоте

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту