Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

79

что их писали обманутые поклонники.

        Одним словом, бухгалтер стал жить с Надей, о чем незамедлительно все узнали, а в том числе и Семеновна.

        Тут проявился темперамент Семеновны во всей силе. Она закатила Наде посередине двора грандиозный скандал. Она поносила ее и бухгалтера с мастерством разъяренной Солохи.

        Она называла ее мерзавкой, которая со всеми живет, и его мерзавцем, которому она носила хозяйские котлеты.

        Она проявила столько же ревности, сколько и бесстыдства.

        Подставив лестницу, она заглянула в комнату бухгалтера и видела все собственными глазами.

        Носит на темной, некогда очень красивой, шее искусственный жемчуг.

        Она отличная хозяйка и любит щегольнуть какойнибудь фаршированной курицей, запеканкой, особенными кабачками. Ограниченные запасы провизии не дают ей развернуться. Она отлично шьет и подрабатывает этим. Однажды по случаю окончания ремонта сельскохозяйственных машин в столовой был устроен обед с пивом и танцами. Пришел гармонист и какойто тип «свадебного пьяницы» с бубном.

        Сначала никто не хотел танцевать – стеснялись.

        А музыка так и подмывала.

        Тогда из толпы, стоящей в дверях, вырвалась, очевидно, неожиданно для себя, Семеновна, прошлась круг и, смутившись, бросилась вон. Она, наверное, вспомнила свои годы.

        Но по ее повадке, по тому, как она повела плечом, мигнула глазом, притопнула ногой, все почувствовали, какая это была баба!

        К ней по очереди приезжали все ее дочери.

        Сначала средняя – большая, толстая, но красивая, чертежница из Днепропетровска, честная жена своего мужа и мать восьмилетнего мальчика.

        Затем старшая – сухая, худенькая блондинка с прелестным, кротким лицом и добродетельными глазами и все же чемто похожая на мать, честная жена своего мужа, железнодорожного служащего, мать хорошенького мальчугана пяти лет.

        И наконец, приехала младшая из Днепропетровска – подросток пятнадцатишестнадцати лет, угловатая, тонкая, неловкая, крикливая до чертиков Валька, ученица седьмой группы школы второй ступени.

        Она похожа на ведьмуподростка.

        Она поет песни, – например, «Я девочка гулящая…» – бесится, врывается в комнаты с полевыми букетами.

        Вместе с тем она страшно конфузится и, чтобы это скрыть, грубит.

        Она на каждый вопрос испускает какойто досадливый, кошачий, сердитый и страшно громкий вопль, вроде «айяймяу». Она громоподобно хлопает дверьми.

        – Валька, что это у тебя с ногой?

        – Нарыв на пальце.

        – Это, наверное, от купания?

        – Ай, что вы говорите! – И, сердито захлопнув дверь, уносится, гремя по лестнице.

        У нее растут на руке бородавки. Она страдает. Я посоветовал ей поймать жабу, растолочь ее в порошок, выйти в новолунье в полночь во двор и посыпать бородавки.

        Она очень серьезно слушала и готова была поверить, но вдруг, посмотрев на меня, в глаза, и поняв, что я шучу, сама улыбнулась, потом вспыхнула, окрысилась, крикнула свое «айяймяу».

        – А ну вас, дядька! Вы всегда говорите глупости! – И, хлопнув дверью, умчалась во двор.

        Годика через дватри это будет чертенок почище мамаши.

        Появлялся дед. Семеновны отец.

        Он сидел в кухне и обедал.

        Это мощный, красивый, худощавый старик с длинной черноседой бородой. Ему семьдесят с лишним. Но он на ходу прыгает с поезда, работает; недавно гостил у родственников в совхозе и поправился

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту