Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

76

которым распоряжается партия.

        Переезжая с места на место, с работы на работу, он е теряет колеи.

        Ее же каждый переезд выбивает из колеи, она теряет работу.

        Она окончила какието не то педагогические, не то библиотечные курсы, гдето заведовала библиотекой, устраивала выставки писателей, какието диаграммы, лозунги, картотеки.

        Она любит свое дело, она очень современна.

        Сейчас у нее очень острое положение.

        Мужа послали начполитотдела в МТС в деревню. Он при деле. А она? Что должна делать она?

        Ее хотели устроить при политотделе секретарем (техническим). Но Розанов против. Он очень щепетилен.

        Она беспартийная. Я думаю, он ей не доверяет. Не доверяет именно потому, что она его жена. У нее же отнята возможность работы. Она не хочет опуститься, стать мужней женой, кухаркой. Для этого она слишком современна и эмансипирована. Однако самый ход жизни начинает ее втягивать в «болото», как она выражается.

        Муж приезжает голодный, проделав на бричке сорокпятьдесят километров. Надо его накормить, надо приготовить горячую воду, чтоб он помылся, побрился.

        Это, конечно, почтенное дело, но все же – кухарка.

        Она барахтается, не сдается, не хочет опуститься.

        Она выписывает «Литературную газету», журналы.

        Но «Литературная газета» часто пропадает на почте, журналы опаздывают, неаккуратно выходят. Она отстает от жизни.

        Хозяйство начинает съедать время.

        Чтоб не опуститься, она часто, по нескольку раз в день, моется, переодевается, шьет новые платья. Вот она появляется в дверях столовой в полосатом синем с белым спортивном платье «Динамо», в тапочках, с громадной прописной буквой «Д» на груди. Вот она бежит через двор к леднику, с ключами в руке, в пестром ситцевом сарафане. Вот она появляется вечером к чаю в халатике.

        Сперва у нее были обширные планы деревенской деятельности: фотографировать ударников, выпускать стенгазеты, работать среди женщин, устраивать ясли.

        Но фотоаппарат у нее сломанный. Она типичная растяпанеудачница. Когда она снимает – это мучение: падает штатив, валятся кассеты: вечно она снимает, забыв вложить пластинку, или второй раз снимает на той же пластинке; от аппарата отскакивают какието винтики; не открывается объектив. Вечно она то «недодержала», то «передержала», то объект съемки не попал в кадр.

        Розанова это бесит.

        А она убеждает себя, что все эти неудачи случайны. За стенную газету она взялась горячо, но скоро надоело: никто не поддерживает, никто не дает заметок, нельзя же все самой.

        Один раз ей удалось организовать эмтээсовских женщин. Первого мая. Они засадили перед домом садик. Расчистили двор от грязи, навоза. Посыпали садик песочком. Теперь тут растут жасмин, маттиола, кустик сирени, топольки.

        Сделали над деревянной аркой светящуюся красную звезду.

        – И вдруг, когда делали звезду, – говорит Зоя Васильевна, – я поймала себя на мысли: вот Первое мая, праздник, я хлопочу, стараюсь – и ото всего этого мне нет никакой радости. Что мне до этого всего? Зачем я стараюсь?

        Она сказала это с мягкой горечью и очень откровенно.

        Откровенность, правдивость – ее черта.

        Теперь у нее новая мечта: поступить зимой учительницей в зацепскую семилетку, читать курс русской литературы.

        Недавно она ходила в школу и взяла у заведующего программу. Несколько дней она с ней носилась.

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту