Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

74

концов не я ее провожал, а она меня.

        По дороге она со смехом рассказала мне про своих подруг, веселых учителек. Одна из них, Татка, чаще всего фигурировала в ее рассказах.

        Однажды она с Таткой поехала в Днепропетровск.

        – Я добре знаю Днепропетровск. Мне довольно быть один раз, и я все запомню. А Татка никогда не была. Ой, смех! Вот я ей говорю: «Сейчас мы поедем на трамвае». А она спрашивает: «А он нас возьмет?» – «Возьмет!»

        Ну, мы сели, я ей говорю, чтоб она вперед шла, а она стесняется, не хочет. Я прошла вперед, а у нее чемоданчик и деньги. Я ей кричу через весь вагон: «Татка, заплати за билет!» А она мне кричит через весь вагон обратно: «А я думала, они нас так подвезут, без денег».

        Ой, смех!

        Она первый раз в таком большом городе.

        – А вы?

        – Я – во второй раз.

        – И больше нигде в «большом городе» не были?

        – Нет.

        – Однако как вы хорошо находите дорогу в темноте… все эти стежки, тропочки…

        – Я в темноте вижу, как кошка. – Она тихонько засмеялась. – Как кошка… Смотрите, я вас заведу куданибудь и брошу.

        – А я найду дорогу.

        – А нука, скажите, где сейчас Зацепы?

        Я показал наугад рукой на черную кучу больших деревьев.

        – А вот и не угадали! – воскликнула она. – Правее! Она легонько положила руку на мое плечо и показала

        Другой рукой направление.

        – Придется вас провожать обратно.

        Она увидела впереди какуюто фигуру.

        – Эй, Степан Иваныч, пойдем со мной гулять! – закричала она общительно. – Пойдем со мной гулять, проведем человека!

        Степан Иванович, с бутылкой молока в руках, отказался.

        – Ну, я тебе припомню! – закричала Зина задорно. – Не приходи ко мне до хаты, выгоню!

        Это был приезжий учитель.

        Она просила еще нескольких, но все хотели спать, все отказывались.

        Наконец она сосватала мне уже возле самой своей хаты, в которой светился желтый огонь, какогото дюжего парня. Он благополучно вывел меня к железной дороге.

        В деревне возле хат мелькали фигуры, горели папиросы, слышались в степи песни, пахло дымом и печеным хлебом. Лаяли собаки. Стучал двигатель мельницы.

        Была чудесная, звездная июльская деревенская ночь, полная таинственной тьмы и нежности.

        Пахло ореховой горечью сорняков.

        «Чудесный пацан» – наше время, наша жизнь!

        Ночи стали совсем летние, черные поюжному и звездные.

        На Украине называют Большую Медведицу – Воз.

        Узнавание звезд, разговоры о Вселенной.

        Много падающих звезд. По всем направлениям.

        Очень сильно пахнет в палисаднике маттиола.

        Сидим часов до двенадцати на скамеечке. Тепло, и комаров немного.

        Только что приехал из «Парижской коммуны» Петрусенко, помощник начполитотдела по комсомольской работе. Это молодой человек, низенький, плотный, в соломенной высокой шляпе с очень короткими полями.

        Иногда он ездит на велосипеде.

        У него жена известна своей ревностью и скверным характером. Он бы с ней давно разошелся, но боится. Есть ребенок.

        Она устраивает ему скандалы, часто выбегает во двор – нарочно с заплаканными глазами: дескать, посмотрите, люди добрые, какой у меня муж мерзавец.

        Иногда без всякого повода она проносится через двор в черном свистящем шелковом платье, в новых туфлях на высоких каблуках. Она грозится, что, если он ее бросит, убьет его и ребенка.

        Принципиально ни черта не делает:

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту