Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

68

        – В шляпе будет интереснее, – сказал фотограф.

        Но Драчев убежден, что шляпа ему не идет. Так и снялся без шляпы.

        Он, как правило, ночует в таборе, в бестарке на сене.

        Я представляю себе, как на рассвете открывается крышка бестарки, высовывается бритая голова Драчева и сощуренные молодые глаза оглядывают спящий табор, покрытый густой свежей росой…

        Както поздно вечером, часов в девять с половиной, я шел мимо поля. Несмотря на то что было уже почти темно, бригада баб складывала копны. Высокий, в шляпе, Драчев стоял и показывал, как надо копнить.

        Бабы со всех сторон сходились к нему и складывали крестом снопы у его босых ног.

       

        Подпрыгивая, она бежит через двор, от тракторных сараев к жилому дому.

        Я издали вижу ее желторозовое, как пенки вишневого варенья, давно не стиранное ситцевое платье, ее грязные коричневые ноги в какихто невероятных, стоптанных туфлях, пестрый женотдельский платочек на черных курчавых сухих волосах.

        Она сильно размахивает большими голыми мужскими руками. Блестит ее пенсне.

        Это сорокалетняя женщина, агротехпропагандистка, товарищ Бузулук.

        Она так же нелепа и странна, как и ее фамилия.

        Она пролетает мимо меня, замечает, хочет остановиться запинается, потом в отчаянии машет рукой и пролетает дальше.

        Она скрывается в дверях дома, но тотчас выскакивает оттуда и мигом мчится назад к тракторному сараю, большая, как лошадь, нелепая, неряшливая, взволнованная…

        Она опять хочет остановиться возле меня, но опятьтаки с отчаянием машет рукой и уносится к тракторному сараю.

        Зачем, по какому делу она бежала туда и обратно – неизвестно.

        Ее прислали для агротехпропаганды, но она сама признается, что к этому не лежит ее душа. По склонностям и темпераменту она массовик, культагитатор. Она в институте занималась главным образом кружками, стенгазетами и т. д.

        Здесь она добровольно взяла на себя организацию так называемого культкомбайна.

        Культкомбайн – это большой фургон, снабженный радио, листовками, стенгазетой, лозунгами, карикатурами, гармоникой, доской лодырей и ударников и т. д. Он должен выехать на поля и ездить по бригадам, обслуживать их во время обеденного перерыва и после работы, вечером.

        Соня Бузулук всей душой отдалась этому делу. Она руководит художниками, сама красит колеса охрой, носится как угорелая. Она энтузиастка. К любому делу она относится с таким жаром, с таким порывом, что за нее становится страшно. Она никогда не говорит спокойно, а всегда со страстью, с муками, как будто рожает. За всякое дело она «болеет».

        У нее детское платье без рукавов. Под мышками мускулистых, мужских рук растут сухие черные волосы.

        Кем бы она могла быть? Помощником провизора? Акушеркой? Чтото в этом роде.

        Но она крестьянка. Из земледельческой еврейской колонии под Херсоном.

        С малых лет она работала на земле и хорошо помнит, как трудно было работать, как эксплуатировали управляющие, помещики… на своей спине испытала.

        Подготовка агиткомбайна идет хорошо, быстро. Но ей все кажется, что медленно. Каждую минуту она думает, что все пропало, все погибло, ничего не выйдет, все пошло прахом.

        Она, если так можно выразиться, энтузиасткапессимистка. В ней ничего женского, кроме застенчивости и доброты.

        Она застенчива феноменально. От застенчивости она может вдруг, ни с

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту