Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

67

вмешательства: 1) засолили мясо для питания бригад, но оно портится, попахивают кости, надо пересолить; 2) в детских яслях произвести осмотр детей, вызвать доктора и устроить изолятор для больных; 3) горит в амбаре мокрое жито.

        Драчев – человек новый. Он здесь всего два года. Обычная судьба деревенского коммуниста – перебрасывают.

        Сначала был гдето беспартийным активистом, хорошим работником, предколхоза, предсельсовета, кандидатом партии, потом партийцем.

        Тогда его стали перебрасывать с места на место секретарем.

        Здесь он с тридцать первого года.

        Ему лет тридцать. Он чистенько одет, довольно крупный, молодое лицо, полудеревенский, соломенная рваная шляпа, одинок, живет «на квартире», по профессии скидальщик.

        Он пошел от правления артели через знойную улицу, вошел во двор – там погреб.

        В холодной тьме погреба кладовщик рубил мясные туши и засыпал их солью.

        Драчев залез в погреб, перенюхал каждый кусок, велел отделить мясо от костей и складывать отдельно.

        Он доволен, что бригады обеспечены недели на две мясом. А потом еще есть запас постного масла.

        С руками, до локтей запачканными соленой сукровицей, Драчев вылез на солнце и зажмурился.

        Потом он вошел в амбар против церкви. Велел отпереть. Жито было навалено кучей. Он опустил в жито руку. В глубине оно было мокрое и горячее.

        Никакой вентиляции.

        Он велел открыть ставни и окна.

        Возле амбара бабы сушили на мобилизованных ряднах зерно. Он и его пощупал.

        На чердак вела лестница. Одна деревянная ступень отсутствовала. Он приказал сделать немедленно.

        Была бочка, но без воды. А вдруг пожар? Он велел немедленно налить водой.

        Бабы подметали зерно вениками из полыни.

        В яслях уже был доктор.

        Из сорока двух ребят трое больных. Их отделили. Дети водили хоровод и пели песенку про бригадира первой бригады. Новую песенку на старый мотив. Кто сочинил ее – не мог добиться.

        Драчев долго ходил по комнатам яслей, совещаясь с доктором. Сговорился с ним, что доктор завтра в обеденный перерыв приедет в табор и проведет беседу на медицинскую тему.

        Потом Драчев поехал в табор – за три километра от деревни.

        По дороге он срывал коегде колоски и растирал зерна на ладони, обдувал, веял, пробовал зерно на зуб и на ноготь – определял зрелость.

        Приехал как раз в обеденный перерыв. Кончили молотить. Сидели с чашками и мисками, обедая.

        В красном уголке – в шалаше – парнишка и дивчина сочиняли полевую газету.

        Суетился возле четырехлампового приемника рыжий Циба, комсомолец и продавец в лавке Днепромторга. Радио было налажено, но не могло работать, так как требовалась для аккумулятора кислота.

        Драчев сказал, что в деревне, в парикмахерской, сидит молочарник соседней коммуны, который обещал дать литр кислоты, только чтобы с ним ктонибудь поехал.

        Циба вскочил на ноги:

        – Я сам, бачите, як электротехник…

        И тотчас, задыхаясь, убежал в деревню. Ему во что бы то ни стало хотелось, чтобы вечером работало радио.

        Осмотрев табор и сделав ряд хозяйственных замечаний, Драчев сел отдохнуть, но тут кончился обеденный перерыв и он пошел на косилку скидать.

        Скидальщик он лихой. Вырабатывает норму, то есть имеет ежедневно полтора трудодня.

        Когда фотограф захотел его сфотографировать, он снял шляпу и обнажил выбритую, круглую, голубую голову.

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту