Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

62

План хлебосдачи есть.

        – Где он? Покажи.

        – Он в правлении.

        – Я тебя не спрашиваю, что у вас есть в правлении, а я тебя спрашиваю: есть ли план хлебосдачи в ячейке?

        – В ячейке?

        – В ячейке.

        – В ячейке нету, а есть в правлении.

        – Зачем же ты мне говоришь, что он есть в ячейке?

        – Товарищ Розанов, план был в ячейке, но стали ремонтировать… сырые стены… невозможно приклеить. Пока он в правлении. Я сейчас принесу.

        Она заметалась как угорелая и выбежала из комнаты. Мы долго ее ждали. Минут через пятнадцать она прибежала без плана.

        – Где же план?

        – Сейчас, сейчас… Его сейчас найдут и принесут. Вы не беспокойтесь. Садитесь, пожалуйста. План сейчас найдут и принесут.

        Она села на скамью, положила локти на стол, положила острый подбородок на ладони, выставила стальные зубы и уставилась на Розанова отчаянными глазами, полными готовности и внимания.

        – Как у вас дела с хлебосдачей?

        – Дела? С хлебосдачей? Сейчас я скажу…

        Она встрепенулась.

        – Дела с хлебосдачей обстоят так. Нужно укрепить массовую работу, нажать на бригады, добиться перелома в настроениях, сколотить крепкий актив, выявить лодырей, симулянтов и рвачей, ударить по классовому врагу, усилить партийную бдительность и обеспечить своевременный обмолот и сдачу хлеба государству.

        Она высыпала это одним духом, с одушевлением стуча кулаком по столу.

        – Стой, стой, стой! Помолчи. Что ты мне бубнишь – надо, надо, надо? Я тебя не спрашиваю, что тебе надо, а я спрашиваю, как у тебя обстоят дела с хлебосдачей. Конкретно: в чем выражается работа ячейки? И твоя, в частности, как секретаря? Ну?

        Она опять встрепенулась:

        – Сейчас я тебе скажу, в чем. Вопервых, мы должны добиться перелома, ударить по гнилым настроениям, сколотить актив…

        Розанов смотрел на нее в упор с ледяной иронией. Она смешалась, замолкла.

        – Ну, ну, продолжай… Я тебя слушаю. Чего же ты замолчала? Говори, говори… Болтай дальше.

        – Товарищ Розанов! – умоляюще воскликнула она и взялась руками за волосы, судорожно их поправила. – Я не знаю, что вы от меня требуете?

        – Я от тебя требую, чтобы ты мне коротко и ясно рассказала, что конкретно сделала ячейка для проведения уборочной кампании и сдачи хлеба государству.

        – Конкретно?

        – Да, конкретно.

        – Конкретно мы сделали вот что…

        Она положила голову на стол и стала тереться об него большим носом. Вдруг она сорвалась с места и бросилась к двери.

        – Куда?

        – Сейчас я принесу план.

        Она опять пропадала минут пятнадцать. Розанов шагал по комнате, разглядывая маленькие печатные лозунги, аккуратно расклеенные по стенам.

        Она вернулась с планом и положила его на стол. Розанов искоса на него взглянул и сказал:

        – Это не план.

        – Нет, план.

        – Нет, не план.

        – А что же это?

        – Это контрольные цифры. Не больше. То, что мы вам дали, то вы сюда вписали и думаете, что это план.

        – Я не понимаю, товарищ Розанов, что ты от меня хочешь?

        В ее голосе звучали слезы.

        – Я хочу, чтобы у вас был план. По бригадам. По дням. Конкретно: когда и что надо сделать, когда и сколько скосить, обмолотить и сдать. Понятно?

        – Понятно, – быстро, с готовностью сказала она. – Когда и сколько скосить, обмолотить и сдать по бригадам… Да?

        – Да.

        – Так это пара пустяков. Это я тебе в полчаса сделаю.

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту