Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

46

торжественно. За ними страшно чернела надвигающаяся туча, бежала рожь, сверкала молния, катился гром.

        – Подождите! – кричала она, чуть не плача, эта милая неудачницаэнтузиастка в своем сером прозхалатике, с большими растрепанными волосами, и бежала за ними, спотыкаясь, прижимая к груди обеими голыми руками треножник, аппарат, черный платок и кассеты, падающие в скошенную траву.

        Старики не слышали. Они размеренно и неудержимо шагали вниз, упоенные славой и предвкушая увидеть свои фотографии в газете.

        Между тем гроза приближалась. В черной туче висели светлобелые полосы. Оттуда дышало льдом. С тревогой говорили, что будет град.

        Старые косари работали быстрее, чем молодой фотограф.

        Гроза не состоялась, Елисеев поймал в покосе ящерицу и спрятал себе в кепи. Ящерица всю дорогу бегала вокруг по голове.

        В «Красном партизане» нам дали графин молока и кусок желтого кукурузного хлеба, более красивого, чем вкусного. Мы поели, заплатили за это колхозу три рубля и получили квитанцию.

        Я всю дорогу сидел на козлах и радовался, как ребенок. Вспоминал детство – какое счастье сидеть на козлах и погонять!

        Приехали около семи и весело пообедали.

       

        Все еще болен. Утром встал рано. За двумя большими, очень широкими окнами туман. Плохой день. Здесь все время погода дождливая. Это удручает.

        С жуком в коробке смешное положение.

        Костин за чаем рассказывает:

        – Ночью просыпаюсь от шума. Как будто бы в коридоре под моей дверью ктото грызет кость… как вурдалак. Ну, невозможно заснуть. Я выхожу. Обшарил весь коридор. Вижу коробочку. Открываю – жук, будь трижды проклят. Взял эту коробочку, разозлился – и ко всем чертям в окошко!

        Мы ахнули:

        – Это же Леночкин жук!

        Костин смеется:

        – Ничего. Переживет.

        К чаю является Леночка на своих длиннющих ногах. Она озабоченно идет к печке, пожимает худенькими плечами, ходит по комнате, заглядывает в углы.

        Все смеются.

        Одним словом, ходили во двор, искали под окном в бурьяне, пока не нашли знаменитую коробочку с жуком. Жук сейчас водворен в банку и закрыт крышечкой.

        Немножко гулял возле дома. Ветер, пасмурно, холодно. Скучно. Внизу бухгалтерия и контора агронома. Щелкают счеты, сидят «клерки», согнувшись над бумагами.

        Рядом с нами, во втором этаже, специальная комната для заседаний.

        Политотдел при Зацепской МТС существует всего какихнибудь четырепять месяцев. Срок, в общем, небольшой – от подготовки к весеннему севу до начала уборочной. Но как много сделано за этот небольшой срок!

        Сейчас политотдел при Зацепской МТС является подлинным, крепким, авторитетным партийным центром двадцати двух колхозов и коммун, входящих в сферу деятельности МТС.

        Политотдельцы оказались народом выдержанным, настойчивым, целеустремленным.

        Они работают под лозунгом: «Нет таких крепостей, которых большевики не могли бы взять!»

        И они не на словах, а на деле берут эти крепости одну за другой.

        Колхозница пришла в политотдел, чтобы ее научили устроить в своем колхозе ясли. Конную молотилку заменяют паровой, а паровую – комбайном.

        Революцией насыщены наши дни.

        Громаднейшие, неисчерпаемые запасы человеческой инициативы и энергии освобождаются всюду.

        Нужно этой инициативе и энергии дать политически верное направление, нужно их наиболее рационально переработать.

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту