Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

42

за год чего навертели!

        Путь к спасенью крестьянскому здесь, только здесь,

        В колхозной артели!

        Если к этому применить общеизвестную мысль Ленина о необходимости искать на каждом данном этапе исторического развития центральное, так сказать, узловое звено и, ухватившись за него, вытаскивать всю цепь, то именно таким звеном на данном этапе является правильная организация бедняцких и середняцких масс в сельскохозяйственные артели.

        Образцом такого рода звена оказалась артель имени Демьяна Бедного. Потомуто мы – Демьян Бедный и я – решили съездить и познакомиться на месте во всех подробностях с бытом и историей организации этой артели.

        Хорошая погода бежит за нами по пятам, как легавая собака.

        Уборка в самом разгаре.

        Артельная земля лежит под дымчатым солнцем, как обширная русая голова, круглая и коротко остриженная под машинку. Она вся уставлена в шашечном порядке копнами пшеницы.

        По дорогам, качаясь, скрипят нагруженные сверх всякой меры арбы. Длинные слюни, как вожжи, свисают с широкогубых воловьих морд.

        Вереницы пустых арб, сбросивших свой груз возле молотилок, резко тарахтят по дороге в поле.

        Иногда попадаются подводы, заваленные тугими мешками. Это беднодемьяновцы спешат сдать государству свои товарные излишки.

        В некоторых местах жнивье перемежается с черными, бархатными, жирными квадратами свежевспаханных участков. Тут идет осенний сев. Многорядные сеялки на высоких колесах, как паукимухоловы, ползут, влекомые теми же волами, оставляя за собой аккуратно расчесанные волосы чернозема.

        Одновременно колхозники делают множество самой разнообразной работы:

        Пашут.

        Сеют.

        Возят.

        Молотят.

        Сдают.

        При старом, единоличном ведении хозяйства это было бы совершенно невозможно. Недаром время полевых работ в старое время крестьяне называли страдой. Приходилось буквально разрываться. Какиенибудь дватри человека весь день, не зная ни отдыха, ни срока, топтались по своему микроскопическому наделу (кстати сказать, бывали такие случаи, что земля отстояла от хозяйства за пятнадцатьсемнадцать километров) и не знали, за что взяться.

        Возьмешься за молотьбу – хлеб начинает гнить.

        Возьмешься возить – молотьбу прозеваешь.

        Справишься с молотьбой – раннюю зяблевую вспашку проворонил.

        И так до бесконечности. Не хватало ни рабочих рук, ни рабочего времени, ни, разумеется, организации.

        Каждый крестьянин должен был быть одновременно и пахарем, и сеятелем, и возчиком, и накладчиком, и молотильщиком, и кузнецом, и шорником…

        И, разумеется, по нужде хватаясь за все эти дела сразу, ни с одним как следует не справлялся, хотя и надрывался в непосильной, абсолютно непродуктивной работе.

        В старое время крестьянину не хватало в деле ведения своего хозяйства рационализации.

        Объединение в артель сразу же развязало крестьянам руки и дало возможность свое обобществленное хозяйство строго рационализировать.

        1931 г.

       

Ритмы строящегося социализма

(Из записной книжки)

       

        …Ночь была необычайно черна. Мир вокруг меня казался сделанным из одного куска угля. Огни Сталинградского тракторного возникли сразу. Насквозь высверленные в непроницаемой среде земли и воздуха, они блистали точками ювелирной иллюминации.

        Корпуса рабочего поселка энергично графили ночь арифметической сеткой белых окон.

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту