Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

28

компанейских парней Владимирского клуба, да не тутто было! Изабелла хорошенько прибрала к рукам Филиппа Степановича и крепко гнула свою линию: никуда не пускала мужчин одних. А если сама отлучалась ненадолго из «Гигиены», то оставляла Мурку караулить.

        Теперь Изабелла была в городе за покупками. В соседнем номере валялась на диванчике Мурка, изредка поглядывая в открытую дверь — на месте ли мужчины, — и равнодушно зевала. По этому самому Филипп Степанович и Ванечка вели беседу шепотом:

        — Всетаки, Филипп Степанович, как же насчет того, чтобы обследовать город? — сказал после некоторого молчания Ванечка.

        — Обследовать бы не мешало, — ответил Филипп Степанович. — Будем здоровы!

        Сослуживцы хлопнули по стакану и закусили грушами «бэр».

        — Я думаю, Филипп Степанович, что уж если решили обследовать, то и надо обследовать. К чему зря время проводить с этими дамочками?

        — Вы так думаете? — спросил Филипп Степанович и прищурился.

        — А то как же! Будет.

        — И точка. Едем.

        Бухгалтер решительно встал и надел пальто. Тут Мурка неохотно сползла с дивана и сказала в дверь:

        — Куда же мы поедем? Подождемте, граждане, Изабеллочку. Она сию минутку вернется.

        Филипп Степанович окинул ее поверхностным взглядом.

        — Вы, мадам, продолжайте отдыхать на диване. Вас это не касается. Идем, Ванечка.

        — Мне это довольно странно, — сказала Мурка и обиделась, — а вам, Ванечка, стыдно так поступать с девушкой.

        Ванечка сделал вид, что не слышит, и надел пальтишко. Мурка подошла и взяла его за портфель.

        — Я от вас этого не ожидала, Ванечка (кассир молча отстранился). Что ж вы молчите?

        Решительно не зная, что предпринять, Мурка сделала попытку зарыдать и упасть в обморок, но, в силу природной лени и полного отсутствия темперамента, у нее это не вышло. Она только успела заломить руки и издать горлом довольнотаки странный звук, как Филипп Степанович вдруг весь заклокотал, выставил желтые клыки и рявкнул:

        — Молчать!

        Он был страшен. Мурка съежилась и захныкала в нос. Филипп Степанович спрятал клыки и спокойно распорядился:

        — Товарищ кассир, выдайте барышне компенсацию.

        Ванечка вытащил из кармана четыре червонца, потом подумал, прибавил еще два и дал Мурке.

        — Мерси, — сказала Мурка, заткнула бумажки в чулок и лениво пошла лежать на диване.

        Сослуживцы с облегчением выбрались из гостиницы, но едва успели пройти десяток шагов по улице, как нос к носу увидели Изабеллу, которая катила на лихаче, в розовой шляпке с крыльями. Вся заваленная покупками, она нетерпеливо колотила извозчика между лопаток новеньким зеленым зонтиком. Ее ноздри раздувались. По толстому возбужденному лицу текла размытая дождями лиловая пудра. Серьги и щеки били в набат. Повидимому, ее терзали нехорошие предчувствия. Она уже проклинала себя за то, что так долго задержалась в городе. Правда, она успела обделать все свои делишки — положить на книжку четыреста семьдесят рублей, купить шляпку, зонтик, ботики, набрать на платье и заказать у белошвейки два гарнитура с мережкой и лентами, но всетаки было чересчур неосторожно оставить мужчин одних под охраной Мурки. Мужчина

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту