Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

18

лицо с нахмуренными бровями неудержимо проплывало мимо его развинтившихся глаз, и он делал страшные усилия, чтобы остановить его. Но оно все плыло, плыло и вдруг проплыло и пропало. Раздался смех. Это все продолжалось не больше секунды.

        Ванечка пошатнулся, схватился обеими руками за медную палку и вывалился вслед за Филиппом Степановичем на улицу.

        — В центр! К Пушкину! — кричал бухгалтер извозчику. — Лезь, Ванечка! А Зойка, а? Острая девица! Извозчик, Тверской бульвар, духом!

        Ванечка залез под тесную крышу экипажа, приник к плечу бухгалтера, и тотчас ему показалось, что они поехали задом наперед. Дождь хлестал сбоку на штаны и в лицо. Проплыла разноцветными огнями вывеска кинематографа «Волшебные грезы». Черный город расползался вокруг гадюками блеска.

        Фосфорные капли с треском падали с трамвайных проводов.

        Высоко над Красной площадью, над смутно светящимся Мавзолеем, над стенами Кремля, подобно языку пламени, струился в черном небе дивно освещенный откудато, словно сшитый из жидкого стекла, прозрачнокрасный флаг ЦИКа.

        Потом в три ручья светящаяся Тверская вынесла их сквозь грохот извозчиков и трубы автомобилей к Страстному. Экипаж остановился. Они вылезли. Непреодолимая суета охватила их. Здоровенные оборванцы, не давая проходу, размахивали перед самыми их носами мокрыми букетами несвоевременных хризантем. Улюлюкали лихачи. Цинично кричали шоферы, предлагая прокатиться с девочкой в «карете любви». Серебряная мелочь посыпалась в пылающую лужу.

        Сноп белого автомобильного света ударил и разломил глаза.

        — Ванечка, где ты? — раздался смутный голос Филиппа Степановича. — Держись за мной.

        — Я здесь.

        Ванечка побежал на голос и увидел мельком Филиппа Степановича. В одной руке он держал букет, к другой деловито и торопливо прижималась полная дама необычайной красоты в каракулевом манто и белой атласной шляпе. Она тащила Филиппа Степановича через площадь и быстро говорила:

        — «Шато де Флер». Я лично советую. Там есть кабинеты. Определенно.

       

    Ночные приключенья

    Сулят нам наслажденья… —

       

        пропел возле самого Ванечкиного уха многообещающий голос, и мягкая рука просунулась под его локоть.

        — Молодой человек, пригласите меня в ресторан.

        Ванечка обернулся и совсем близко увидел бледное лицо с прекрасными глазами. Белая вязаная шапочка, надетая глубоко, до самых бровей, касалась Ванечкиного плеча.

        — Пойдем, миленький, пойдем, а то вы своего товарища потеряете.

        — Вы… Зоя? — спросил Ванечка с трудом. — Нет, постойте, вы мне сначала скажите: вы… Зоя?

        — Можете считать, что и Зоя, — ответила девушка, захохотала и прижалась к плечу.

        Они быстро перебежали площадь, со всех сторон обдаваемые брызгами.

        — Ванечка! Где же ты? Держись за мной!

        — Я тут, Филипп Степанович… Такая темнота…

        Два электрических фонаря, два бешено крутящихся гудящих сатурна пронеслись над входом в ресторан.

        Филипп Степанович увидел девицу в белой шапочке, погрозил Ванечке пальцем и, галантно пропустив свою даму вперед, не без труда открыл двери «Шато де Флер».

        …Странно и непонятно перед ними возникла фигура Никиты…

        — Граф

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту