Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

28

полка, то он, признаться, был немного встревожен. Как бывает всегда в подобных случаях, он ожидал разноса, хотя никаких упущений по службе за собой не чувствовал.

        Однако строгий командир полка не только не сделал ему никакого замечания, но даже отметил хорошую работу его батареи и приказал представить к награждению человек десять артиллеристов, отличившихся в последнем бою. В особенности же было приятно то, что полковник — человек суховатый и скупой на похвалы — высоко оценил именно тот внезапный, сокрушительный огневой налёт на немецкий танковый резерв, который так тщательно продумал и подготовил капитан Енакиев и который в конечном счёте решил дело.

        Полковник напоил капитана чаем из своего походного самовара, что считалось в полку величайшей честью. Он проводил капитана Енакиева до сеней и на прощание сказал ещё раз:

        — В общем, хорошо воюете. Молодцом, капитан Енакиев.

        На что капитан Енакиев, смущённо покраснев, ответил:

        — Служу Советскому Союзу, товарищ полковник!

        Всё это было необыкновенно приятно, и капитан Енакиев предвкушал удовольствие, с которым он передаст своим офицерам мнение командира полка об их батарее.

        — Дяденька! — услышал он вдруг чейто голос.

        Он повернулся и увидел Ваню, который стоял перед ним, вытянув руки по швам, и не мигая смотрел синими глазами.

        — Разрешите обратиться, — сказал Ваня, стараясь как можно больше походить на солдата.

        — Ну что ж, обратись, — сказал капитан весело.

        — Дяденька, вы начальник? 

        — Да. Командир. А что?

        — А вы надкем командир?

        — Над батареей командир. Над солдатами своими командир. Над пушками своими.

        — А над офицерами вы тоже командир?

        — Смотря над какими. Над своими офицерами, например, тоже командир.

        — А над капитанами вы тоже командир?

        — Над капитанами я не командир. Глубокое разочарование отразилось на лице мальчика.

        — А я думал, вы и над капитанами командир!

        — Для чего тебе это?

        — Надо.

        — Ну, всётаки?

        — Если вы над капитанами не командир, то и толковать нечего. Мне надо, дяденька, такого командира, чтобы он мог всем капитанам приказывать.

        — А что надо всем капитанам приказывать? Это интересно.

        — Всем капитанам не надо приказывать. Одному только надо.

        — Кому же именно?

        — Енакиеву, капитану.

        — Как, как ты сказал?! — воскликнул капитан Енакиев.

        — Енакиеву.

        — Гм… Что же это за капитан такой?

        — Он, дяденька, над разведчиками командует. Он у них самый старший. Что он им велит, то они всё исполняют.

        — Над какими разведчиками?

        — Известно, над какими: над артиллерийскими. Которые немецкие огневые точки засекают. Ух, дяденька, и сердитый же их капитан! Прямо беда.

        — А ты видел когданибудь этого сердитого капитана?

        — Тото и беда, что не видел.

        — А он тебя видел?

        — И он меня не видел. Он только приказал меня в тыл отвезти и коменданту сдать.

        Офицер прищурился и с любопытством посмотрел на мальчика:

        — Постой. Погоди… Зватьто тебя как?

        — Менято? Ваня.

        — Просто — Ваня? — улыбнулся офицер.

        — Ваня Солнцев, — поправился мальчик.

        — Пастушок?

        — Верно! — с изумлением воскликнул Ваня. — Меня разведчики пастушком прозвали. А вы почём знаете?

        — Я, брат, всё знаю, что у капитана Енакиева в батарее делается. А скажика мне, друг любезный, каким это манером ты здесь очутился, если капитан Енакиев приказал отвезти тебя в тыл?

        В глазах мальчика мигнули синие озорные искры, но он тотчас опустил ресницы.

        — А я убежал, — скромно

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту