Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

21

вежливый и вместе с тем гордый, а временами даже и злой парнишка, настоящий «пастушок».

        Ваня вызывал в душе у Биденко очень нежное, почти отцовское чувство. Были в нём и жалость, и гордость, и страх за его судьбу. Было и ещё чтото, чего Биденко и сам не вполне понимал.

        Ваня както незаметно напоминал ефрейтору Биденко его самого, когда он был ещё совсем маленький и его посылали пасти коров.

        Смутно вспомнилось раннее утро, туман, разлитый, как молоко, по яркозелёному лугу. Вспоминались разноцветные искорки росы — яркозелёные, яркофиолетовые, огненнокрасные — ив руках у него вырезанная из бузины сопилка, из которой он выдувал такие чистые, такие нежные, весёлые и вместе с тем однообразные звуки.

        Особенно же ему полюбился Ваня после того, как он на полном ходу выпрыгнул из машины.

        «Смелый, чертёнок! Ничего не боится. Настоящий солдат, — думал Биденко. — Жалко, очень жалко его отвозить. Да ничего не поделаешь. Приказано».

        Размышляя таким образом, разведчик всё шёл да шёл, углубляясь в лес. По его расчётам, он уже давно должен был встретить мальчика. Но мальчик не показывался.

        Биденко часто останавливался, прислушиваясь к тишине осеннего леса. Впрочем, его опытному слуху лес не казался совсем тихим. Биденко различал в лесу множество различных, еле уловимых звуков. Но среди них ни разу не услышал он звука человеческих шагов.

        Мальчик пропал.

        Нигде не было ни малейших его следов. Напрасно Биденко осматривал каждый кустик, каждый ствол. Напрасно он ложился на землю, изучая опавшие листья, травинки и мох. Нигде ничего. Можно было подумать, что мальчик шёл по воздуху.

        Биденко готов был поручиться, что ни один даже самый искусный разведчик не прошёл бы так незаметно.

        В некотором смущении Биденко бродил по лесу, меняя направление. Он ломал себе голову над необъяснимым отсутствием всяких следов мальчика.

        Один раз он даже унизился до того, что маленько покричал лживым, бабьим голосом:

        — Ванюшкааа! Аууу! Полно баловааать! Пора ехааать!

        И тут же сам себе стал противен.

        Он посмотрел на часы и увидел, что ищет мальчика уже больше двух часов. Тогда ему стало ясно, что мальчик ушёл, что его уже не вернёшь.

        Никогда в жизни старый разведчик не испытывал ещё такого конфуза. Как же он теперь будет докладывать сержанту Егорову? Как он ему в глаза посмотрит? О товарищах и говорить нечего: засмеют. Впору хоть сквозь землю провалиться.Но делать было нечего. Не бродить же здесь до ночи, как леший.

        Биденко справился с компасом и, кряхтя, пошёл обратно к машине. Однако машины, как он того и ожидал, уже не было. Она уехала. Водитель, имеющий срочное боевое задание, не имел права дожидаться так долго. Да, в сущности, машина была теперь и ни к чему. Приходилось возвращаться.

        Но, прежде чем тронуться в обратный путь, Биденко решил покурить и перемотать портянки.

        Он отыскал в лесу подходящий пенёк и сел на него. Но только он сделал козью ножку и, осторожно потряхивая кисет, стал насыпать махорку, как вдруг чтото зашуршало по веткам, и сверху ему на голову свалился какойто предмет.

        Ему показалось, что это какаято птица. Но, посмотрев, Биденко ахнул. Это был тот самый старый букварь без переплёта, который носил в своей торбе пастушок.

        Тогда Биденко посмотрел вверх и увидел на самой верхушке, среди зелёных ветвей, знакомые коричневые домотканые портки, из которых торчали босые ноги, грязные, как картошка.

        В тот же миг Биденко вскочил как ужаленный, швырнул на землю кисет с махоркой, недоделанную козью

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту