Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

9

связи. На его лице, которое изо всех сил старалось быть официальным и даже суровым, горела жаркая мальчишеская улыбка.

        Он стукнул шпорами, коротко бросил руку к козырьку, точно оторвал её с силой вниз, и подал капитану Енакиезу пакет.

        — Приказ по полку…— сказал он строго, но не удержался и, ярко сверкнув карими глазами, взволнованно добавил: …о наступлении!

        — Когда? — спросил Енакиев.

        — В девять часов сорок пять минут. Сигнал — две ракеты синих и одна жёлтая. Там написано. Разрешите идти?

        Енакиев посмотрел на часы. Было девять часов тридцать одна минута.

        — Идите, — сказал он.

        Офицер связи стукнул шпорами, вытянулся, бросил руку к козырьку, с силой оторвал её вниз, повернулся кругом с такой чёткостью и щегольством, словно был не на верхушке дерева, а в столовой артиллерийского училища, и одним духом ссыпался вниз по лестницам, обрывая шпоры о перекладины и весело чертыхаясь.

        — Лейтенант Седых! — сказал Енакиев.

        — Я здесь, товарищ капитан.

        — Вы слышали?

        — Так точно.

        — Командный пункт здесь. Связь между мной и всеми взводами — телефонная. При движении вперёд наращивать проволоку без малейшей задержки. От взводов не отрываться ни на одну секунду. В случае нарушения телефонной связи дублируйте по радио открытым текстом. При командире каждой роты назначьте двух человек — один связной, другой наблюдатель. Обо всех изменениях обстановки доносить немедленно по проводу, по радио или ракетами. Задача ясна?

        — Так точно.

        — Вопросы есть?

        — Никак нет.

        — Действуйте.

        — Слушаюсь.

        Лейтенант Седых сошёл на одну ступеньку ниже, но остановился:

        — Товарищ капитан, разрешите доложить. Совсем из головы выскочило. Как прикажете поступить с мальчиком?

        — С каким мальчиком?

        Капитан Енакиев нахмурился, но тотчас вспомнил:

        — Ах да!

        Ему докладывали о мальчике, но он ещё не принял решения.

        — Так что же у вас там с мальчиком? Где он находится?

        — Пока у меня, при взводе управления. У разведчиков.

        — Очухался малый?

        — Будто ничего.

        — Что же он рассказывает?

        — Много чего говорит. Да вот сержант Егоров лучше знает.

        — Давайте сюда Егорова.

        — Сержант Егоров! — крикнул лейтенант Седых вниз. — К командиру батареи!

        — Здесь! — тотчас откликнулся Егоров, и его шлем, покрытый ветками, появился над площадкой.

        — Что там с вашим мальчиком? Как его самочувствие? Рассказывайте.

        Капитан Енакиев сказал не «докладывайте», а «рассказывайте». И в этом сержант Егоров, всегда очень тонко чувствующий все оттенки субординации, уловил позволение говорить посемейному. Его утомлённые, покрасневшие после нескольких бессонных ночей глаза открыто и ясно улыбнулись, хотя рот и брови продолжали оставаться серьёзными.

        — Дело известное, товарищ капитан, — сказал Егоров. — Отец погиб на фронте в первые дни войны. Деревню заняли немцы. Мать не хотела отдавать корову. Мать убили. Бабка и маленькая сестрёнка померли с голоду. Остался один. Потом деревню спалили. Пошёл с сумкой собирать куски. Гдето на дороге попался полевым жандармам. Отправили силком в какойто ихний страшный детский изолятор. Там, конечно, заразился паршой, поймал чесотку, болел сыпным тифом — чуть не помер, но всё же коекак сдюжил. Потом убежал. Почитай, два года бродил, прятался в лесах, всё хотел через фронт перейти. Да фронт тогда далеко был. Совсем одичал, зарос волосами. Злой стал. Настоящий волчонок. Постоянно с собой в сумке гвоздь отточенный таскал. Это он себе такое оружие выдумал. Непременно хотел этим гвоздём

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту