Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

38

«Химуголь», который Биденко недавно подарил Ване и который Ваня постоянно таскал в своей торбе.

        — Кузьма! — шёпотом сказал Биденко, показывая глазами на карандаш.

        Горбунов посмотрел и ахнул. И тотчас множество мелких и даже мельчайших подробностей, на которые солдаты не обратили внимания именно потому, что эти подробности были так близко, сразу со всех сторон бросились им в глаза.

        Они увидели пучок белого конского волоса, повисший на сучке. Они увидели втоптанную в землю недокуренную немецкую сигарету. Они увидели целый ворох листьев, сбитых с поломанного куста. Наконец, они увидели немного подальше верёвочный кнут Вани.

        Земля вокруг была истоптана, изрыта солдатскими сапогами, подбитыми железом.

        Из всех этих подробностей перед ними вдруг встала страшная картина того, что здесь произошло несколько часов тому назад.

        Теперь всё стало ясно.

        Они выбрали правильное направление. Именно по этому направлению шёл сюда Ваня со своей лошадью. Он дошёл до этих кустов. Именно тут, на том самом месте, где сейчас лежали Горбунов и Биденко, Ваню схватили немцы. Судя по всему, они схватили его внезапно и грубо.

        Потоптанная земля, сломанные кусты, выпавший из торбы карандаш и отброшенный в сторону кнут, недокуренная сигаретка — всё говорило, что мальчик отчаянно сопротивлялся. А потом они его поволокли. Теперь разведчики ясно увидели на земле следы, показывающие, в какую сторону потащили Ваню.

        Следы вели по направлению к камышам, туда, где, по предположению Биденко и Горбунова, должен был находиться мост. Значит, немцы повели мальчика через мост, на ту сторону, в лес, где, по всем признакам, у них был штаб или комендатура.

        Тогда разведчики стали обсуждать положение.

        Они обсудили его быстро, но основательно, со всех сторон, как и подобало разведчикамартиллеристам. Оставалось принять решение.

        Биденко и Горбунов были между собой равны по званию, по заслугам и по сроку службы. Но в этой разведке начальником был назначен Горбунов. Стало быть, за Горбуновым оставалось последнее слово. И это последнее слово был приказ, не подлежащий обсуждению.

        Прежде чем сказать своё решение, Горбунов крепко задумался. Биденко не сомневался в своём друге, он был уверен, что решение будет наилучшее. Но когда Горбунов его сказал, Биденко опешил. Он мог ожидать всего, но только не этого.

        — Вот что, Василий, — сказал Горбунов твёрдо. — Обстановка требует, чтобы мы с тобой рассредоточились. Понятно? Ты пойдёшь обратно в часть. Собирайся. А я останусь здесь.

        — Как? Как ты приказываешь? — переспросил Биденко.

        — Приказываю тебе ворочаться в часть. А я останусь.

        — Кузьма! — почти крикнул Биденко.

        — Кончено! — коротко сказал Горбунов, сдвинув брови.

        И Биденко понял, что больше говорить не о чем. Всё же сделал попытку объясниться:

        — А как же пастушок?

        — Я здесь останусь. Буду выручать.

        — А я?

        — Ты пойдёшь в часть.

        — Я, Кузьма, так располагаю: мы здесь останемся вместе.

        — Сказано! — сухо обрезал Горбунов.

        — Да как же я вернусь без пастушка? — взмолился Биденко. — Нет, брат, это дело не выйдет! Как хочешь, а я паренька не брошу. Голову положу, а выручу. Ведь это что же такое? Ведь он мне вроде как родной сын!..

        — Он нам всем как родной сын. А служба на первом месте. Знаешь, кому служим? Советскому Союзу. Небось знаешь. Пойдёшь в часть. А я здесь останусь.

        — Не пойду в часть, — сказал Биденко, зло сузив глаза.

        — Приказываю, — сказал Горбунов. — А не подчинишься, тогда я знаю, что мне с тобой делать.

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту