Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

25

кругами и пузырьками ливня.

        Биденко постоял некоторое время, слегка расставив руки и ноги. Потом он изо всех сил плюнул и сказал:

        — А, пошло оно всё к чёрту!

        И не торопясь побрёл назад, к ближайшему регулировщику, для того чтобы там сесть на попутную машину, идущую в сторону переднего края.

       

8

       

        — А ну, хлопчик, отойди от калитки. Здесь посторонним стоять не положено.

        — Я не посторонний.

        — А кто же ты?

        — Я свой. — Какой свой?

        — Советский.

        — Мало что советский. Говорю, не положено. Стало быть, не положено. Проходи своей дорогой.

        — А здесь, дяденька, штаб?

        — Что бы ни было.

        — Мне к начальнику надо.

        — К какому тебе начальнику?

        — К самому главному.

        — Ничего не знаю. Проходи.

        — Пустите, дяденька. Что вам стоит?

        — Ступай. Мне с тобой разговаривать не приходится. Не видишь — я на посту.

        — А вы со мной, дяденька, и не разговаривайте. Пропустите меня к начальнику — и ладно.

        — Ишь ты, какой шустрый! — сказал часовой, усмехаясь, и вдруг, нахмурившись, крикнул: — Нету здесь никакого начальника!

        — А вот неправда ваша. Есть начальник.

        — Ты почём знаешь?

        — Сразу видать. Изба хорошая. Лошади под сёдлами во дворе стоят. Самовар в сени тётенька понесла. Часовой у калитки.

        — Всё он видит! Больно ты шустрый, как я на тебя посмотрю.

        — Пустите, дяденька!

        — А вот я сейчас дам свисток, вызову караульного начальника, он тебя живо отсюда заберёт.

        — Куда заберёт?

        — Куда надо. Ну! Кому я говорю? Отойди от калитки. Не положено. Вот тебе и весь сказ.

        Ваня отошёл в сторону. Он сел на старый мельничный жёрнов, положил подбородок на кулаки и стал терпеливо ждать, не спуская глаз с калитки.

        Часовой поправил на шее ремень автомата и продолжал ходить взадвперёд по палисаднику, мягко ступая белыми валенками, подшитыми оранжевой кожей.

        Убежав второй раз от Биденко, Ваня стал разыскивать тот лес, где находилась палатка разведчиков. Никакого определённого плана у Вани не было. Его тянуло к тем людям — разведчикам, которые сперва обошлись с ним так хорошо, так ласково.

        То, что они отправили его в тыл, казалось мальчику большим недоразумением, которое можно легко уладить. Стоит только ещё раз хорошенько попросить.

        Однако, как ни хорошо умел мальчик различать местность и находить дорогу, ему никак не удавалось отыскать тот лес и ту палатку. Слишком всё передвинулось на запад. Слишком всё переменилось, стало неузнаваемым.

        Ваня знал, что бродит гдето поблизости, может быть, даже рядом. Но ни того леса, ни той палатки не было. Похоже, что лес был тот. Но теперь он был совсем пуст.

        Двое суток бродил мальчик по какимто неизвестным ему, новым военным дорогам и частям, по сожжённым деревням, расспрашивая встречных военных, как ему найти палатку разведчиков. Но так как он не знал, что это за разведчики, какой они части, то никто ничего сказать не мог.

        Кроме того, все военные были люди крайне недоверчивые, молчаливые.

        Чаще всего на Ванины вопросы они отвечали:

        — Не знаю.

        — А тебе зачем?

        — Ступай к коменданту.

        — Не положено.

        И всё в таком же духе.

        Ваня совсем было отчаялся и уже подумывал, не податься ли на самом деле в какойнибудь тыловой город, не попроситься ли там в детский дом.

        Он, наверное, в конце концов так бы и сделал, несмотря на своё упрямство, если бы не встретился с одним мальчиком.

        Мальчик этот был ненамного старше Вани. Ему было лет четырнадцать. А по виду и того меньше. Но, боже мой, что это был

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту