Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

23

вот найду.

        — Никогда!

        — Испытаем.

        — А ну, давай! — воскликнул Биденко, в котором вдруг вспыхнул азарт разведчика. — Нипочём не найдёшь. Погоди, — сказал он вдруг подозрительно. — Это что же получается? Я от тебя в лес уйду, а ты в это время от меня опять убежишь? Э, нет, малый, больно ты хитёр, как я на тебя посмотрю.

        Ваня усмехнулся:

        — Боитесь, что уйду?

        — Ничего я не боюсь, — хмуро сказал Биденко, — а просто чересчур много ты болтаешь. Через тебя у меня уже голова болит.

        — Вы не бойтесь, — сказал мальчик весело, — я от вас и так всё равно уйду.

        И такая глубокая уверенность, такое непреклонное решение послышалось ефрейтору Биденко в этих весёлых словах, что он хотя и промолчал, но решил про себя всё время быть начеку.

        А мальчику как вожжа попала под хвост. Он бодро топал впереди Биденко своими крепкими босыми ногами и, как бы платя за обиду, которую ему нанесли разведчики, вызывающе повторял:

        — Вот уйду! Хоть вы меня привяжите к себе. Вот всё равно уйду.

        — А что ж ты думаешь? И привяжу. У меня это недолго. Посмотрим, как ты тогда уйдёшь. Биденко задумался.

        — Ейбогу, — вдруг решительно сказал он, — вот возьму верёвку и привяжу!

        У Биденко действительно, как у каждого запасливого разведчика, всегда при себе имелось метров пять тонкой и крепкой верёвки. И он начал подумывать всерьёз, не привязать ли Ваню к себе, когда они сядут в машину. Ехать предстояло довольно далеко. В дороге можно было бы хорошо вздремнуть. А как тут вздремнёшь, если мальчишка может каждую минуту сигануть через борт!

        «А что, в самом деле, — подумал Биденко, — привяжу — и кончено дело. А потом, как приедем на место, отвяжу. Ничего с ним не сделается».

        И действительно, когда вышли на дорогу и забрались в попутную машину, Биденко достал из кармана аккуратно свёрнутую верёвку.

        — Ну, держись, пастушок, сейчас я тебя привязывать буду, — весело сказал он, стараясь разыграть дело в шутку, чтобы не оскорбить мальчика.

        Но Ваня и не подумал обидеться. Он легко принял этот якобы шутливый тон и ответил в таком же духе:

        — Привязывайте, дяденька, привязывайте. Только сделайте узел покрепче, чтобы я не развязал.

        — Моего, брат, узла не развяжешь: у меня двойной морской.

        С этими словами Биденко крепко, но не больно привязал конец верёвки двойным морским узлом к Ваниной руке повыше локтя, а другой конец обмотал вокруг своего кулака.

        — Теперь, брат пастушок, плохо твоё дело. Не убежишь.

        Мальчик промолчал. Он прикрыл ресницами глаза, в которых неистово прыгали синие искры.

        Грузовик попался очень хороший, большой, крытый брезентом — новенький американский «студебеккер». Он шёл порожняком до самого места. Сперва Биденко и Ваня были в нём единственные пассажиры. Они очень удобно устроились на пустых мешках, у самой кабинки водителя, где совсем не трясло.

        Биденко несколько раз пытался заговаривать с мальчиком, но Ваня все время упорно молчал.

        «Смотрите пожалуйста, какой гордый! — думал с умилением Биденко. — Маленький, а злой. Самостоятельный у паренька характер. Видать, немало хлебнул в жизни».

        И ему опять стали представляться далёкие картины его детства.

        Тем временем у каждого контрольнопроверочного пункта в машину подсаживались всё новые и новые люди. Скоро машина переполнилась.

        Здесь были солдаты с переднего края, только что из боя. Их сразу можно было узнать по шлемам и коротким грязным плащпалаткам, завязанным на шее и висящим сзади длинным углом.

        Были два интенданта в тесных шинелях с узкими

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту