Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

146

в свою кошелку, достал закуску и разделил ее поровну между всеми в лодке. Пете достались превосходная сухая таранька, два  монастырских бублика и лиловое яйцо.

        Маевка и вправду оказалась веселой рабочей пасхой.

        Городовые, свистя, бегали  по  берегу.  Шаланды  стали  разъезжаться  в разные стороны.

        Гипсовые головы облаков поднимались из-за горизонта.

        Федя повернул лицо к небу, уронил руку  за  борт  и  чистым  и  сильным тенором запел известную матросскую песню:

        Раскинулось море широко,

        И волны бушуют вдали.

        Товарищ, мы едем далеко,

        Далека от грешной земли!

        Сверкали весла. Песня уплывала.

        - Товарищ, нет силы мне вахту держать, - Сказал кочегар кочегару...

        Песня уже еле слышалась.

        Тогда матрос скомандовал мальчикам:

        - Весла-а-а... на воду!.. Ать! Ат-ать! Ать!

        И, хлопнув Терентия по спине, закричал:

        Черное море,

        Белый пароход,

        Плавает мой милый

        Уж четвертый год.

        Ну, босяки! Что же вы не помогаете?

        И Терентий и оба мальчика весело подхватили:

        Ты не плачь, Маруся,

        Будешь ты моя.

        Я к тебе вернуся,

        Возьму за себя!

        Белая чайка на неподвижно раскинутых крыльях  бесшумно  скользнула  над самой шаландой. Казалось, она схватила на лету веселую песенку и унесла ее в коралловом клюве, как трепещущую серебряную рыбку.

        Мальчики долго смотрели  вслед  птице,  думая,  что,  может  быть,  это белоснежная дедушкина душа прилетела посмотреть на свою шаланду и  на  своих внуков.

        Маевка кончилась.

        Но к берегу пристали не скоро - часа два еще крутились в море,  выжидая удобного момента.

        Сначала высадили  Терентия  возле  Золотого  Берега,  а  потом  отвезли матроса на Ланжерон.

        Прежде чем сойти на  берег,  матрос  долго  осматривался  по  сторонам. Наконец он махнул рукой: "Ничего. Авось-небось, как-нибудь...  ",  подхватил под мышку свою щегольскую тросточку с мельхиоровой ручкой в  виде  лошадиной головы и выпрыгнул из шаланды.

        -  Спасибо,  хлопчики!  -  пробормотал  он  поспешно.  -  До  приятного свидания.

        И с этими словами исчез в толпе гуляющих.

        Петя вернулся домой к обеду, с пузырями на ладонях и красным,  за  один день обгоревшим лицом.

          45 ПОПУТНЫЙ ВЕТЕР

        Прошла неделя.

        За  это  время  Петя  ни  разу  по  побывал  на  море.  Он  был    занят приготовлениями к отъезду в экономию. Приходилось то с  папой,  то  с  тетей отправляться в город за покупками.

        Все вокруг было уже летнее.

        Одесский  май  ничем  не  отличается  от  июня.  Город    изнемогал    от двадцатипятиградусной жары. Над балконами и магазинами  были  спущены  косые полосатые маркизы с красными фестонами. На них лежала резкая тень начинающих цвести акаций.

        Собаки бегали с высунутыми языками, разыскивая воду. Между домами вдруг открывалось пламенное море. В "центре" за зелеными  столиками  под  большими полотняными  зонтиками  сидели  менялы  и  цветочницы.    Каблуки    вязли    в размягченном асфальте. В адских котлах повсюду варилась смола.

        О, какое это было наслаждение - целый день ходить по  магазинам,  делая веселые дачные покупки: серсо, сандалии, марлевые сетки для  ловли  бабочек, удочки, мячи,  фейерверк...  и  потом  с  легкими  пакетами

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту