Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

131

отвращением повесил обратно на ветку надкушенный пряник.  Было очевидно, что это какое-то  недоразумение.  Вероятно,  в  магазине  случайно положили негодный пряник.

        Тут Павлик заметил другой пряник, еще более красивый,  облитый  голубым сахаром. Он висел довольно высоко, и пришлось  подставить  стул.  Не  снимая пряника с ветки, мальчик откусил угол  и  тотчас  его  выплюнул  -  до  того неприятен оказался и этот пряник.

        Но трудно было примириться с мыслью, что  все  остальные  пряники  тоже никуда не годятся.

        Павлик решил перепробовать все пряники, сколько их ни висело на елке. И он принялся за дело. Высунув набок язык, кряхтя и сопя, мальчик перетаскивал тяжелый стул вокруг елки, взбирался на него, надкусывал  пряник,  убеждался, что дрянь, слезал и тащил стул дальше.

        Вскоре все пряники оказались перепробованными, кроме двух -  под  самым потолком, куда невозможно было добраться. Павлик  долго  стоял  в  раздумье, задрав голову. Пряники манили его своей недостижимой и потому столь желанной красотой.

        Мальчик не сомневался,  что  уж  эти-то  пряники  его  не  обманут.  Он подумывал уже, как бы поставить стул на стол и оттуда попытаться достать их.

        Но в это время послышался свежий шелест праздничного  платья,  и  тетя, сияя улыбкой, заглянула в гостиную:

        - А-а, наш рожденник встал раньше всех! Что ты здесь делаешь?

        -  Гуляю  коло  елочки,  -  скромно  ответил  Павлик,  глядя  на    тетю доверчивыми, правдивыми глазами благовоспитанного ребенка.

        - Ах ты, моя рыбка ненаглядная!  Коло!  Не  коло,  а  около.  Когда  ты отвыкнешь наконец от этого! Ну, поздравляю, поздравляю!

        И мальчик очутился в горячих, душистых и нежных объятиях тети.

        А из кухни торопилась  красная  от  конфуза  Дуня,  держа  перед  собой хрупкую голубую чашку с золотой надписью: "С днем ангела".

        Так начался  этот  веселый  день,  которому  суждено  было  закончиться совершенно неожиданным и страшным образом.

        Вечером к Пан лику привели гостей - мальчиков и девочек. Все  они  были такие маленькие, что Петя считал ниже своего достоинства не то что играть  с ними, но даже разговаривать.

        Чувствуя на сердце необъятную тоску и  тяжесть,  Петя  сидел  в  темной детской на подоконнике и смотрел в нарядно замерзшее окно, где среди ледяных папоротников мерцал золотой орех уличного фонаря.

        Зловещее предчувствие омрачало Петину душу.

        А из гостиной струился жаркий, трескучий свет  елки,  пылающей  костром свечей и золотого дождя. Слышались подмывающие звуки фортепьяно.  Это  отец, расправив  фалды  сюртука  и    гремя    крахмальными    манжетами,    нажаривал семинарскую польку. Множество крепких детских ножек бестолково топало вокруг елки.

        - Ничего, терпи, казак, - сказала тетя, проходя мимо

        Пети. - Не завидуй. И на твоей улице будет праздник.

        - А, тетя, вы совсем ничего не понимаете! - жалобно сказал  мальчик.  - Идите себе.

        Но вот наступил желанный миг раздачи орехов и пряников. Дети  обступили елку и, став на цыпочки, потянулись к пряникам, сияющим,  как  ордена.  Елка зашаталась, зашумели цепи.

        И вдруг раздался звонкий, испуганный голосок:

        - Ой, смотрите, у меня надкусанный пряник!

        - Ой, и у меня!

        - У меня - два, и все объеденные...

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту