Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

130

и  шлепать  босиком  по  полу...  нет  уж,  спасибо!  Лучше притвориться, что спишь, и с закрытыми глазами дождаться превращения.

        Павлик прикрыл глаза и тотчас, сам того не  замечая,  заснул,  а  когда проснулся, то сразу увидел, что ночник уже давно  погас  и  в  щели  ставней брезжит синеватый, томный свет раннего-раннего зимнего утра.

        Теперь не было ни малейшего сомнения, что уже - четыре.

        В квартире все еще крепко спали; даже на  кухне  не  слышалось  Дуниной возни. Четырехлетний Павлик проворно вскочил с кровати и  "сам  оделся",  то есть напялил задом наперед лифчик с полотняными  пуговицами  и  сунул  босые ножки в башмаки.

        Осторожно,  обеими  руками  открывая  тяжелые    скрипучие    двери,    он отправился в гостиную. Это было большое путешествие маленького  мальчика  по пустынной квартире. Там впотьмах, наполняя всю комнату сильным запахом хвои, стояло посредине нечто громадное,  смутное,  до  самого  паркета  опустившее темные лапы в провисших бумажных цепях.

        Павлик уже знал, что это елка. Пока его глаза привыкали к  сумраку,  он осторожно обошел густое, бархатное  дерево,  еле-еле  мерцающее  серебряными нитями канители.  Каждый  шажок  мальчика  чутко  отдавался  в  елке  легким бумажным шумом, вздрагиванием, шуршанием картонажей  и  хлопушек,  тончайшим звоном стеклянных шаров.

        Привыкнув к темноте, Павлик увидел в углу столик с подарками  и  тотчас бросился к нему, забыв на минуту о елке. Подарки были превосходные,  гораздо лучше, чем он ожидал: лук и стрелы в бархатном колчане,  роскошная  книга  с разноцветными  картинками:  "Птичий    двор    бабушки    Татьяны",    настоящее "взрослое" лото и лошадь - еще больше,  еще  красивее,  а  главное,  гораздо новее, чем Кудлатка. Были, кроме того, жестяные коробочки монпансье

        "Жорж Борман", шоколадки с передвижными картинками и маленький тортик в круглой коробке.

        Павлик никак не ожидал такого богатства. Полон стол игрушек и сластей - и все это принадлежит только ему.

        Однако мальчику это показалось мало. Он потихоньку перетащил из детской в гостиную все свои старые игрушки, в том числе  и  ободранную  Кудлатку,  и присоединил к новым. Теперь игрушек было много, как в магазине, но  и  этого показалось недостаточно.

        Павлик принес знаменитую копилку и  поставил  ее  посредине  стола,  на барабане, как главный символ своего богатства.

        Устроив эту триумфальную башню из игрушек и налюбовавшись  ею  всласть, мальчик снова вернулся к елке. Его уже давно тревожил  один  очень  большой, облитый  розовым  сахаром  пряник,  повешенный  совсем  невысоко  на  желтой гарусной нитке. Красота этого звездообразного  пряника  с  дыркой  посредине вызывала непреодолимое желание съесть его как можно скорее.

        Не видя большой беды в том, что на елке будет  одним  пряником  меньше, Павлик отцепил его от ветки и сунул в рот. Он откусил порядочный кусок,  но, к удивлению своему, заметил, что пряник вовсе не такой  вкусный,  как  можно было подумать. Больше того, пряник был просто отвратительный: тугой, житный, несладкий, с сильным запахом патоки. А ведь  по  внешнему  виду  можно  было подумать, что именно такими пряниками  питаются  белоснежные  рождественские ангелы, поющие на небе по нотам.

        Павлик с

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту