Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

114

гимназических успехах - что, по правде сказать, было сильно преувеличено,  - Петя просил прислать ему на память - как можно  скорее  -  майорский  мундир дорогого дедушки.

        Хитрый мальчик отлично понимал, на какую  наживку  легче  всего  клюнет добрая старушка, одинаково сильно чтившая  память  дедушки,  героя  турецкой кампании, и любившая Петю, своего старшего внучка.

        Мальчик извещал ее далее, что, по  примеру  дедушки-героя,  сам  твердо решил стать героем и поэтому избирает военную карьеру,  а  мундир  необходим для постоянного поддержания в нем воинского духа.

        Петя надеялся, что на майорском мундире масса  ушек  -  штук  двадцать, если не тридцать отличных офицерских пятков с чеканными орлами.

        Это одно могло помочь ему выпутаться из  долгов  и,  может  быть,  даже отыграться.

        По Петиным расчетам, посылка обязательно должна прийти через неделю, не позже.

        Петя рассказал Гаврику все.

        Гаврик вполне одобрил.

        Мальчики вместе, встав на цыпочки, опустили  письмо  в  большой  желтый ящик с изображением заказного пакета за пятью  сургучными  печатями  и  двух скрещенных почтовых рожков.

        Теперь оставалось спокойно ждать.

        В  предвкушении    несметных    богатств    Гаврик    открыл    Пете    новый неограниченный  кредит,  и  Петя  беззаботно  проигрывал  будущее  дедушкино наследство.

          36 ТЯЖЕЛЫЙ РАНЕЦ

        Прошла неделя, другая, а посылка от бабушки не приходила.

        Несмотря на объявленную царем "свободу", беспорядки усиливались.  Почта работала плохо. Отец перестал получать из Москвы газету "Русские  ведомости" и сидел по вечерам молчаливый, расстроенный, не зная, что делается на  свете и как надо думать о событиях.

        Приготовительный класс распустили на неопределенное время.  Петя  целый день болтался без дела. За то  время  он  успел  проиграть  Гаврику  в  долг столько, что страшно было подумать.

        Однажды пришел Гаврик и, зловеще улыбаясь, сказал:

        - Ну, теперь ты  не  ожидай  так  скоро  своих  ушек.  На  днях  пойдет всеобщая.

        Может быть, еще месяц тему назад  Петя  не  понял  бы,  о  чем  говорит Гаврик. Но теперь было вполне ясно: раз "всеобщая" - значит, "забастовка".

        Сомневаться же в достоверности Гавриковых сведений не приходилось. Петя уже давно заметил, что на Ближних Мельницах все известно  почему-то  гораздо раньше, чем в городе. Это был нож в сердце.

        - А может, успеют дойти?

        - Навряд ли.

        Петя даже побледнел.

        - Как же будет насчет долга? - спросил Гаврик настойчиво.

        Дрожа от нетерпения поскорее начать игру,  Петя  поспешно  дал  честное благородное слово и святой  истинный  крест,  что  завтра,  так  или  иначе, непременно расквитается.

        - Смотри! А то - знаешь... - сказал Гаврик, расставив по-матросски ноги в широких бобриковых штанах лилового, сиротского цвета.

        Вечером того же дня Петя осторожно выкрал знаменитую  копилку  Павлика. Запершись в ванной, он столовым ножом извлек из  коробки  все  сбережения  - сорок три копейки медью и серебром.

        Проделав эту сложную операцию с  удивительной  ловкостью  и  быстротой, мальчик  набросал  в  опустошенную  жестянку  различного  гремучего    хлама: гвоздиков, пломб, костяных пуговиц, железок.

        Это было совершенно необходимо,

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту