Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

100

на нем, как на матовом стекле.

        Лампы, потушенные в девять часов утра, зажигались снова в пять  вечера. Моросил дождь. Иногда он переставал. Ветер  уносил  туман.  Тогда  рябиновая заря долго горела на чистом, как лед, небе, за  вокзалом,  за  привозом,  за костылями заборов, за голыми прутьями деревьев, густо  закиданных  вороньими гнездами, большими и черными, как маньчжурские папахи.

        Руки сильно зябли  без  перчаток.  Земля  становилась  тугой.  Страшная пустота и прозрачность стояли над чердаками.  В  эти  недолгие  часы  тишина стояла от неба до земли. Город был отрезан от Куликова  поля  ее  прозрачной стеной. Он бесконечно отдалялся со всеми своими тревожными слухами, тайнами, ожиданиями событий. Он виднелся четко, почти резко и вместе  с  тем  страшно далеко, как в обратную сторону бинокля.

        Но портилась погода, небо  темнело,  с  моря  надвигался  непроницаемый туман. В двух шагах ничего не было видно. Наступал  страшный  слепой  вечер, потом - ночь.

        С моря дул прохватывающий ветер. Из порта доносился  темный,  вселяющий ужас  голос  сирены.  Он  начинался  с  низких,  басовых  нот  и    вдруг    с головокружительной    быстротой      взвивался      хроматической      гаммой      до пронзительного, но мягкого воя нечеловеческой высоты и мрачности. Как  будто вырывался с леденящим воем смертоносный снаряд и уносился во мрак непогоды.

        В такие вечера Пете было даже  страшно  подойти  к  окну  и,  приоткрыв ставни, посмотреть на улицу.

        На всем громадном и диком пространстве Куликова поля не было  видно  ни зги. Туманная тьма плотно соединяла его с городом.  Тайны  делались  общими. Казалось, они незаметно распространяются от  фонаря  к  фонарю,  задушенному туманом.

        Скользили тени редких прохожих. Иногда в  темноте  слышался  длинный  и слабый полицейский свисток. У  штаба  стоял  усиленный  караул.  Раздавались грубые шаги проходящего патруля.

        За каждым углом  мог  кто-то  прятаться,  каждую  минуту  могло  что-то случиться - непредвиденное и ужасное.

        И действительно, однажды случилось.

        Часов около десяти вечера в столовую вбежала, не снимая  платка,  Дуня, ходившая в лавочку за керосином, и сказала, что пять минут назад на пустыре, под стеной штаба, застрелился часовой. Она  передала  страшные  подробности: солдат снял сапог, вложил дуло винтовки в рот и большим пальцем  босой  ноги спустил курок.  Ему  разнесло  затылок.  Дуня  стояла  мертвенно-бледная,  с пепельными губами, все время развязывая и завязывая узел  теплого  платка  с бахромой.

        - Главное дело, говорят, даже записки никакой не оставил,  -  вымолвила она наконец. - Наверно, неграмотный.

        Тетя изо всех сил сжала косточками кулаков виски.

        - Ах, да какая там записка!.. - воскликнула она  со  слезами  досады  и положила голову на скатерть возле блюдца чая, где во всех  подробностях,  но крошечная, отражалась, покачиваясь, столовая лампа в белом абажуре. -  Какая там записка! И так все ясно...

        Из окна кухни, выходившего на пустырь,  Петя  видел  блуждающие  фонари кареты "скорой помощи", тени людей.

        Дрожа от страха и холода, мальчик сидел на ледяном  подоконнике  пустой кухни, припав к облитому дождем стеклу, не в силах отвести глаза от темноты, в которой еще чудилось

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту