Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

99

палкой по голове. Выродок! А  лучшие  люди страны, самые честные, самые образованные, самые умные, гниют по тюрьмам, по каторгам...

        Отец осторожно прошел в детскую - посмотрел,  спят  ли  мальчики.  Петя закрыл глаза и стал дышать глубоко  и  ровно,  делая  вид,  что  спит.  Отец наклонился к нему, поцеловал дрожащими губами в щеку и  вышел  на  цыпочках, плотно притворив за собой дверь.

        Но долго еще из столовой доносились голоса.

        Петя не спал. По потолку взад и вперед двигались полосы ночного  света. Щелкали подковы. Тихонько дрожали стекла. И мальчику казалось, что это  мимо окон все время  ездит  взад  и  вперед  сверкающее  ландо  мадам  Каульбарс, наворовавшей в казне (казна имела вид кованого ящика на  колесах)  множество денег и брильянтов.

          32 ТУМАН

        В  этот  вечер  Пете  открылось  много  такого,  о  чем  он  раньше  не подозревал.

        Раньше  существовали  понятия,  до  такой    степени    общеизвестные    и непреложные, что о них никогда даже и не приходилось думать.

        Например - Россия. Было всегда совершенно ясно и непреложно, что Россия - самая лучшая, самая сильная и самая красивая  страна  в  мире.  Иначе  как можно было бы объяснить, что они живут в России?

        Затем папа. Папа - самый умный,  самый  добрый,  самый  мужественный  и образованный человек на свете.

        Затем царь. О царе нечего и говорить. Царь - это  царь.  Самый  мудрый, самый могущественный, самый богатый. Иначе чем можно было бы объяснить,  что Россия принадлежит именно ему, а не какому-нибудь другому царю  или  королю, например французскому?

        Ну и, конечно, бог,  о  котором  уже  совсем  нечего  говорить,  -  все понятно.

        И вдруг что же оказалось? Оказалось,  что  Россия  -  несчастная,  что, кроме папы, есть еще какие-то самые лучшие люди, которые гниют на  каторгах, что царь - дурак и пьяница, да еще и  битый  бамбуковой  палкой  по  голове. Кроме того, министры - бездарные, генералы - бездарные, и,  оказывается,  не Россия побила Японию, в чем не было до сих пор ни малейших сомнений,  а  как раз Япония - Россию.

        И самое главное - что об этом говорили папа и тетя. Впрочем, кое о  чем уже догадывался и сам Петя.

        В участке сидели приличные,  трезвые  люди,  даже  такой  замечательный старик, как дедушка Гаврика,  которого,  кроме  того,  еще  и  били.  Матрос прыгнул с парохода. Солдаты остановили дилижанс.  В  порту  стояли  часовые. Горела эстакада. С броненосца стреляли по городу.

        Нет, было  совершенно  ясно,  что  жизнь  -  вовсе  не  такая  веселая, приятная, беззаботная вещь, какой казалась еще совсем-совсем недавно.

        Пете ужасно хотелось спросить тетю, как это и кто бил  царя  по  голове палкой. Главное, почему именно  бамбуковой?  Но  мальчик  понимал  уже,  что существуют вещи, о которых лучше ничего не говорить, а молчать,  делая  вид, будто  ничего  не  знаешь.  Тем  более  что  тетя  продолжала  быть  той  же приветливой, насмешливой, деловитой тетей, какой была  и  раньше,  ничем  не показывала своих чувств, так откровенно выраженных лишь один раз вечером.

        Уже шел октябрь.

        Акации почти осыпались. В море ревели штормы.

        Вставали и одевались при свете лампы.

        По неделям над городом стоял туман. Люди и деревья были  нарисованы

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту