Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

95

нос в чужие дела. У него и своих  дел оказалось достаточно.

        Терентию с семьей приходилось туго. Железная дорога бастовала почти все время. Терентий пробавлялся мелкой слесарной работой, которую брал  на  дом. Но, во-первых, работы было мало, а  во-вторых,  много  времени  отнимали  те неотложные дела, о которых в семье принято было говорить только намеками.

        Терентий как бы вовсе не принадлежал себе. Случалось, за  ним  являлись ночью, и он, не говоря ни слова, одевался и уходил, иногда на целые сутки.

        Постоянно в доме сидели какие-то приезжие, которым надо  было  готовить кулеш, кипятить в чайнике воду. В  сенях  не  выводилась  осенняя  грязь,  в комнате столбом стоял махорочный дым.

        У мальчика не хватало совести сесть на шею семейному брату, приходилось кормиться самому. Не маленький! Надо было тоже  носить  передачи  дедушке  в участок. Конечно, без дедушки о рыбной ловле нечего  было  и  думать.  Да  и погода пошла плохая - через день шторм.

        Гаврик сходил на берег, перетащил лодку к соседям и  запер  хибарку  на замок.

        Теперь он целыми днями бродил по городу в старых чоботах Терентия,  ища себе пропитания. Конечно, выгоднее всего было просить милостыню.  Но  Гаврик скорее согласился  бы  сдохнуть,  чем  протянуть  руку  прохожему.  Вся  его рыбацкая кровь закипала при одной мысли об этом.

        Нет! Он привык добывать хлеб  трудом.  Он  носил  кухаркам  корзинки  с привоза до самого дома за две  копейки.  Он  помогал  грузчикам  на  станции Одесса-Товарная. Для извозчиков, которые, под угрозой штрафа, не имели права отлучаться от лошади, он бегал в монопольку за шкаликом водки.

        Если же работы все-таки не находилось, а есть хоте лось, он отправлялся в кладбищенскую церковь и дожи  дался  покойника,  чтобы  получить  в  шапку горсть колева, этого  погребального  блюда,  состоящего  из  вареного  риса, засыпанного сахарной пудрой и выложенного лиловыми мармеладками.

        Раздавать на похоронах колево - такой был одесский обычай. Этим  обычно широко пользовались кладбищенские нищие. Некоторые из  них  нагуливали  себе довольно толстые морды. Но так как колево ели не  только  нищие,  но  и  все присутствующие на похоронах, то  Гаврик  не  считал  для  себя  унизительным пользоваться столь удобным обычаем. Тем более, что  попадавшиеся  мармеладки можно было снести детям Терентия в виде гостинца, без которого Гаврик считал неудобным являться ночевать.

        Иногда Терентий посылал его отнести  какой-нибудь  сверток  по  адресу, который непременно надо  было  выучить  наизусть  и  ни  в  коем  случае  не записывать на бумажку. Гаврику очень  нравились  эту  поручения,  несомненно имевшие какую-то связь с теми делами, которыми постоянно был занят Терентий.

        Сверток - чаще всего это были  бумаги  -  Гаврик  засовывал  глубоко  в карман и сверху приглаживал, чтобы не торчало. Он знал: "в случае чего" надо говорить, что сверток нашел.  Отыскав  человека,  надо  обязательно  сначала сказать:  "Здравствуйте,  дядя,  вам  кланяется  Софья  Ивановна".    Человек ответит: "Как здоровье Софьи Ивановны?" И только тогда можно отдать сверток, но не раньше! Очень часто человек, получая сверток,  давал  целый  гривенник "на конку".

        Ух, как жутко и весело было идти по такому

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту