Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

93

мышки, бляха съезжала  набок,  языком  висел  свободный  конец ремня.

        Не придавая фигуре ничего мужественного -  на  что  сильно  рассчитывал мальчик, - пояс оказался лишь  постоянным  источником  унизительных  хлопот, вызывавших неуместные насмешки взрослых.

        Но зато сколько неожиданной радости  принесла  Пете  покупка  тетрадей, учебников, письменных принадлежностей!

        Как не похож оказался серьезный, тихий книжный магазин на  другие,  уже известные мальчику легкомысленные, вздорные магазины Ришельевской улицы  или Пассажа! Пожалуй, он даже был серьезней аптеки, во  всяком  случае  -  много интеллигентней.

        Уже одна его узкая, скромная вывеска

          ОБРАЗОВАНИЕ

внушала чувство глубочайшего уважения.

        Был  темный  осенний  вечер,  когда    Петя    отправился    с    папой    в "Образование".

        Это  было  сонное  царство    книжных    корешков,    зеленовато,    как-то по-университетски освещенных газовыми  рожками  и  увенчанных  раскрашенными головами представителей четырех человеческих рас: красной, желтой, черной  и белой.

        Первые три головы  в  точности  соответствовали  названию  своей  расы. Индеец был действительно совершенно красный. Китаец  -  желтый,  как  лимон. Негр - чернее смолы. И лишь для  представителя  белой,  господствующей  расы сделали послабление: он был не  белый,  но  нежно-розовый,  с  гофрированной русой бородкой.  Петя,  как  очарованный,  рассматривал  голубые  глобусы  с медными меридианами, черные карты звездного неба, страшные и  вместе  с  тем поразительно яркие анатомические таблицы.

        Вся мудрость Вселенной,  сосредоточенная  в  этом  магазине,  казалось, проникала в поры покупателя. По крайней мере,  Петя,  возвращаясь  на  конке домой, уже  чувствовал  себя  необыкновенно  образованным.  А  между  тем  в магазине пробыли не более десяти  минут  и  купили  всего  пять  книжек,  из которых самая толстая стоила сорок две копейки.

        Потом был куплен настоящий ранец из  телячьей  кожи  шерстью  наружу  и маленькая корзиночка для завтраков.

        Затем выбрали прекраснейший пенал с переводной картинкой  на  выдвижной лакированной крышке. Тугая крышка  скрипела,  как  деревянная  писанка.  Все отделения пенала Петя с большим вкусом и старанием наполнил предназначенными для них предметами, особенно заботясь,  чтоб  ни  одно  не  пустовало.  Были положены разных сортов перышки: синие с тремя дырочками, "коссодо", "рондо", "номер  восемьдесят  шесть",  "Пушкин"  -  с  курчавой  головой  знаменитого писателя - и множество других.

        Затем - резинка со слоном, липка, растушевка, два карандаша:  один  для писания, другой для рисования,  перламутровый  перочинный  ножичек,  дорогая ручка за двадцать копеек, разноцветные облатки, кнопки, булавки, картинки.

        И все это совершенно новенькое, лаковое, упоительно пахучее -  все  эти маленькие, изящные орудия прилежания!

        Весь вечер Петя усердно обертывал учебники и тетради специальной  синей бумагой, скрепляя ее облатками. Он приклеивал к  углу  промокашек  кружевные картинки. Лакированные букеты и ангелы крепко прижимали  шелковые  ленточки. Все тетради были аккуратно надписаны:

        ТЕТРАДЬ ученика приготовительного класса О. 5. Г.

        Петра Бачей

        Петя едва дождался утра. На дворе

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту