Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

91

вернулся с шестью кусками сахара в кармане и половиной ситного хлеба за пазухой матроски.

        - Хватит, - сказал Гаврик, посчитав сахар и взвесив на ладони  хлеб.  - Пойдешь со мной в участок?

        Хотя участок был  недалеко,  но,  разумеется,  ходить  туда  безусловно запрещалось. Пете же,  как  назло,  до  такой  степени  захотелось  вдруг  в участок, что невозможно описать. В душе  мальчика  снова  началась  жестокая борьба с совестью, и борьба эта продолжалась всю дорогу,  вплоть  до  самого участка.

        Когда же совесть в конце концов победила, то уже было поздно:  мальчики пришли к участку.

        Все понятия и вещи в присутствии Гаврика тотчас теряли  свою  привычную оболочку и обнаруживали множество качеств, до сих пор  скрытых  от  Пети,  - Ближние Мельницы из печального селения вдов и сирот превращались  в  рабочую слободку с лиловыми петушками в палисадниках; городовой становился драконом; в фуражке оказывался стальной обруч.

        И вот теперь - участок.

        Чем был он до сих пор в Петином представлении?  Основательным  казенным зданием  на  углу  Ришельевской  и  Новорыбной,  против    Пантелеймоновского подворья. Сколько раз мимо него проезжал Петя на конке!..

        Главное в этом здании была высокая четырехугольная каланча с  маленьким пожарным наверху. День и ночь, озирая сверху город, ходил человек в овчинной шубе по балкончику вокруг мачты с перекладиной. Мачта эта всегда  напоминала Пете весы или трапецию. На ней постоянно висело  несколько  черных  зловещих шариков, числом своим показывая, в какой части города пожар.  Город  же  был так велик, что непременно где-нибудь горело.

        У подножия каланчи  находилось  депо  одесской  пожарной  команды.  Оно состояло из ряда громадных кованых ворот.  Иногда  оттуда,  при  раздирающих криках труб, вырывались одна за другой четверки бешеных лошадей в яблоках, с развевающимися белоснежными гривами и хвостами.

        Красный пожарный обоз, зловещий и  вместе  с  тем  как  бы  игрушечный, проносился по мостовой, сопровождаемый беспрерывным набатом  и  оставляя  за собой в воздухе оранжевые языки  пламени,  оторвавшиеся  от  факелов.  Огонь отражался в медных касках. Признак беды вставал над беспечным городом. Кроме этого, ничем замечательным в глазах Пети не отличался участок.

        Но стоило только Гаврику приблизиться к нему - и он оборотился, как  от прикосновения волшебной палочки, узким переулком, куда  выходили  решетчатые окна арестного дома.

        Участок оказался просто тюрьмой.

        - Постой здесь, - сказал Гаврик.

        Он перебежал сырую мостовую и незаметно юркнул мимо городового в ворота участка. Как видно, и здесь Гаврик был свой человек.

        Петя  остался  один  в  небольшой  толпе  против  участка.    Это    были родственники. Они переговаривались через улицу с арестованными.

        Петя никак не предполагал, что в участке может "сидеть" столько  людей. Их было не меньше сотни.

        Впрочем, они отнюдь не сидели. Одни стояли на подоконниках, держась  за решетки открытых окон; другие выглядывали из-за них,  махая  руками;  третьи подпрыгивали, стараясь через головы и плечи увидеть улицу.

        К удивлению Пети, здесь не  было  ни  воров,  ни  пьяных,  ни  босяков. Наоборот: обыкновенные, простые, вполне приличные люди, из числа

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту