Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

89

всех знакомых в доме,  Петя  отправился  на  полянку  и  показал фуражку солдатам. Солдаты тоже спросили, сколько  стоит.  Больше  показывать было некому, а не прошло еще и половины дня!

        Петя был в отчаянии.

        Вдруг он увидел Гаврика, шедшего под забором  родильного  приюта.  Петя бросился к приятелю, оглашая воздух криками и размахивая фуражкой.

        Но - боже мой! - что сделалось с Гавриком?  Его  маленькие  глаза  были обведены коричневыми кругами. Они тусклой злобой блестели на худом,  немытом лице. Рубаха была  изодрана.  Одно  ухо,  лилово-красное,  распухшее,  сразу бросалось в глаза, пугая своим страшным неправдоподобием.

        "Ух, как я ловко выдержал экзамен!" -  хотел  было  крикнуть  Петя,  но слова эти застряли у него в горле.

        Он прошептал:

        - Ой! С кем ты дрался? Кто тебя побил?

        Гаврик угрюмо усмехнулся, опуская глаза.

        - А ну покажь, - сказал он вместо ответа и протянул руку к  фуражке.  - Сколько стоит?

        Хотя давать фуражку в чужие руки было мучительно, все же Петя - правда, с болью в сердце - позволил Гаврику потрогать обновку.

        - Только ты не попорти!

        - Не дрейфь.

        Мальчики уселись под кустиком возле  помойки  и  принялись  всесторонне рассматривать фуражку.

        Гаврик тотчас открыл в ней множество тайн и возможностей, ускользнувших от глаз Пети.

        Во-первых,  обнаружилось,  что  вынимается    тонкий    стальной    обруч, распирающий дно. Обруч был оклеен  заржавленной  бумагой  и,  вытащенный  из фуражки, представлял самостоятельную ценность.

        Из него ничего не стоило наломать массу маленьких  стальных  пластинок, годных хотя бы  для  того,  чтобы  класть  на  рельсы  под  дачный  поезд  - интересно, что с ними сделается!

        Во-вторых, была  черная  сатиновая  подкладка  с  напечатанной  золотом прописью: "Бр. Гуральник". Если ее немножко отодрать, за нее  можно  прятать различные мелкие вещи - ни за что никто не найдет!

        В-третьих, кожаный козырек, покрытый снаружи черным лаком, можно  легко сделать более блестящим, если хорошенько натереть зелеными стручками дерева, носящего среди мальчиков название "лаковое".

        Что касается герба, то его немедленно надо подогнуть  по  моде  и  даже слегка подрезать веточки.

        Мальчики тут же с жаром принялись за дело и работали до тех  пор,  пока не извлекли из фуражки все удовольствия, какие в ней заключались.

        Это немного развлекло Гаврика.

        Но, когда фуражка окончательно потеряла  человеческий  вид  и  надоела, Гаврик снова стал угрюм.

        - Слышь, Петька, вынеси кусок хлеба и два куска  сахару,  -  сказал  он вдруг с напускной грубостью. - Отнесу деду.

        - Куда?

        - В участок.

        Петя смотрел на  приятеля  широко  раскрытыми,  ничего  не  понимающими глазами.

        Гаврик сумрачно усмехнулся и сплюнул под ноги:

        - Ну, чего смотришь?  Не  понимаешь,  чи  шо?  Маленький?  Нашего  деда вчерась забрали в участок. Надо нести передачу.

        Петя продолжал ничего не понимать.

        Он слышал, что в участок забирают пьяниц, буянов, воров, босяков. Но  - дедушку Гаврика? Это было выше его понимания.

        Петя прекрасно знал старика: мальчик часто приходил к Гаврику в  гости, на берег.

        Сколько раз дедушка брал его вместе с Гавриком в  море  ловить  бычков! Сколько

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту