Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

87

Петю и с непонятной для мальчика усмешкой сказал:

        - Знаю, как же. Либеральный господин. Нуте-с... - Священник еще  больше откинулся.

        Теперь маленький стул качался на двух задних ножках.

        - Какие знаешь молитвы? "Верую" читаешь?

        - Читаю.

        - Говори.

        Петя набрал полон рот воздуха и пошел  чесать  без  знаков  препинания, норовя выпалить всю молитву одним духом:

        - Верую во единого бога-отца вседержителя творца неба и  земли  видимым же всем и невидимым и во единого господа Иисуса Христа сына...

        Тут воздух кончился, и Петя остановился.

        Торопливо, чтобы  священник  не  подумал,  что  он  забыл,  мальчик  со всхлипом вобрал в себя свежую порцию воздуха, но священник испуганно  махнул рукой:

        - Довольно, довольно. Иди дальше.

        И тут же мальчик поступил в распоряжение математика.

        - До скольких умеешь считать.

        - До сколько угодно, -  сказал  Петя,  ободренный  триумфом  по  закону божьему.

        - Прекрасно. Считай до миллиона.

        Пете показалось, что он провалился в  прорубь,  он  даже  -  совершенно непроизвольно - сделал ртом  такой  звук,  будто  захлебнулся.  С  отчаянием посмотрел по сторонам, ища помощи. Но все вокруг были  заняты,  а  математик смотрел в сторону сквозь очки, в стеклах которых выпукло и  очень  отчетливо отражались два больших  классных  окна  с  зеленью  гимназического  сада,  с голубыми  куполами    Пантелеймоновского    подворья    и    даже    с    каланчой Александровского участка, на которой висело два черных  шарика,  означавших, что во второй части - пожар.

        Считать до миллиона... Петя погиб!

        - Один, два, три, четыре, пять,  шесть,  семь...  -  старательно  начал мальчик, исподтишка загибая  пальцы  и  блудливо,  но  грустно  улыбаясь,  - восемь, девять, десять, одиннадцать...

        Математик бесстрастно смотрел в окно. Когда удрученный мальчик произнес "семьдесят девять", учитель сказал:

        - Достаточно. Таблицы умножения учил?

        - Одиныжды один - один, одиныжды два -  два,  одиныжды  три  -  три,  - быстро и звонко начал Петя, боясь, чтобы его не прервали,  но  преподаватель кивнул головой:

        - Будет.

        - Я еще знаю сложение, вычитание, умножение и деление!

        - Будет. Ступай дальше.

        Что ж это такое, рта не дают открыть! Даже обидно!

        Петя перешел к  следующему  преподавателю,  с  орденом,  просвечивающим сквозь сухую бороду.

        - Читай вот до сих пор.

        Петя с уважением взял  книгу  в  мраморном  переплете  и  посмотрел  на толстый желтый ноготь, лежавший на крупном заголовке "Лев и собачка".

        - "Лев и собачка, - начал Петя довольно  бойко,  хотя  и  запинаясь  от волнения. - Лев и собачка. В одном зверинце  находился  лев.  Он  был  очень кровожаден. Сторожа боялись  его.  Лев  пожирал  очень  много  мяса.  Хозяин зверинца не знал, как тут быть... "

        - Хватит.

        Петя чуть не заплакал. Еще даже  не  дошло  до  собачки,  а  он  уже  - "хватит"...

        - Стихотворение какое-нибудь на память знаешь?

        Этого момента Петя ждал с трепетом тайного  торжества.  Вот  тут-то  он себя наконец покажет в полном блеске!

        - Знаю "Парус", стихотворение М. Ю. Лермонтова.

        - Ну, скажи.

        - Сказать с выражением?

        - Скажи с выражением.

        - Сейчас.

        Петя быстро отставил

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту