Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

81

-  быстро  и без передышки проговорил молодой человек. - Вы там были, товарищ?

        - Факт!

        - Видите. Стало быть, я не ошибся.

        Тогда Терентий молча достал из-под пиджака сверток и положил на  колени матросу.

        - Пара брюк, ремешок, тужурка, ботинок, к сожалению, не  достали,  пока будете ходить так, а потом купите, не теряя времени - одевайтесь,  мы  можем отвернуться, - так  же  быстро  и  без  знаков  препинания  высыпал  молодой человек, прибавив: - А то мне кажется, что за этим домом слежка.

        Терентий мигнул:

        - А ну-ка, Гаврик.

        Мальчик сразу понял и  тихонько  выбрался  из  хибарки  в  темноту.  Он остановился. Прислушался.  Ему  показалось,  что  на  огороде  трещит  сухая картофельная ботва.

        Он пригнулся, сделал несколько шажков и  вдруг,  привыкнув  к  темноте, ясно увидел посреди огорода две неподвижные фигуры.

        У мальчика захватило дух. В ушах так зашумело, что он перестал  слышать море. Прикусив изо всех  сил  губу,  Гаврик  совсем  неслышно  пробрался  за хибарку, с тем чтобы посмотреть, нет ли кого-нибудь на тропинке.

        На тропинке стояло еще двое, из которых один белел кителем.

        Гаврик пополз к горке и увидел на ней  несколько  городовых.  Он  сразу узнал их по белым кителям. Хибарка была окружена.

        Мальчик хотел броситься назад, как вдруг почувствовал  большую  горячую руку, крепко схватившую его сзади за шею. Он  рванулся,  но  тотчас  получил подножку и полетел лицом в бурьян.

        Сильные руки схватили его. Он вывернулся и, к ужасу своему, нос к  носу увидел над собой усатого, его открытый рот, из  которого  разило  говядиной, его жесткий, как сосновая доска, солдатский подбородок.

        - Дяденька-а-а, - притворно тонким голосом заплакал Гаврик.

        - Молчи, шкура... - зашипел усатый.

        - Пусти-и-ите!

        - А ну, покричи у меня, сволочуга, - сквозь зубы выцедил  усатый,  взяв железными пальцами мальчика за ухо.

        Гаврик съежился и диким голосом закричал, повернув лицо к хибарке:

        - Тикайте!

        - Молчи, убью!

        Усатый так рванул ухо,  что  оно  затрещало.  Показалось,  что  лопнула голова. Ужасная, ни с чем не сравнимая  боль  обожгла  мозг.  Вместе  с  тем Гаврик почувствовал прилив  ненависти  и  ярости,  от  которой  потемнело  в глазах.

        - Тикайте! - еще раз закричал он во всю глотку, корчась от боли.

        Усатый навалился на Гаврика, продолжая одной рукой изо всех сил крутить ухо, а другой затыкая рот.  Но  мальчик  катался  по  земле,  кусая  потную, ненавистную волосатую руку, и, обливаясь слезами, исступленно орал:

        - Тикайте! Тикайте! Тика-а-а-айте-е-е!

        Усатый яростно отшвырнул мальчика и кинулся к хибарке. Раздался длинный полицейский свисток.

        Гаврик поднялся на ноги и сразу понял, что его крик  был  услышан:  три фигуры - две рослые и одна маленькая - выскочили из хибарки  и,  спотыкаясь, бежали через огород.

        Два белых кителя преградили им дорогу.  Беглецы  хотели  повернуть,  но увидели, что окружены.

        - Стой! - закричал в темноте незнакомый голос.

        - Илья Борисович, стреляйте! - услышал мальчик отчаянный крик Терентия.

        В тот же миг сверкнули огоньки, и  раздались  подряд  три  револьверных выстрела, похожих на хлопанье кнута. По крикам и возне Гаврик понял,  что 

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту