Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

80

что Терентий все  устроит.  Однако  он понимал, что следует еще кое с кем посоветоваться, кое-где  побывать,  может быть, даже в том самом "комитете".

        Значит, нужно пока что ждать. Но ждать становилось опасно.

        Несколько раз матрос приоткрывал дверь и осторожно  выглядывал  наружу. Но хотя вокруг было уже довольно темно, все же  не  настолько,  чтобы  можно было выйти в таком виде, не обратив на  себя  внимания,  тем  более  что  на берегу еще оставалось много народу и с моря слышались  песни  катающихся  на лодках.

        Матрос снова садился на койку и, уже не стесняясь  старика  и  Гаврика, громко говорил:

        - Драконы... Шкуры... Ну, только пусть они мне когда-нибудь  попадут  в руки!.. Я из них не знаю что наделаю... Голову  положу,  а  наделаю...  -  и постукивал тихонько по койке литым кулаком.

          26 ПОГОНЯ

        Уже смеркалось,  когда  дверь  хибарки  неожиданно  открылась  и  вошел большой человек, на миг заслонив собой звезды. Матрос вскочил.

        - Ничего, дядя, сидите, это наш Терентий, - сказал Гаврик.

        Матрос сел, силясь в темноте рассмотреть вошедшего.

        - Вечер добрый, - сказал голос Терентия. -  Кто  тут  есть,  никого  не вижу. Почему лампу не зажигаете: керосину нема, чи шо?

        - Ще трошки есть, - прокряхтел дедушка и зажег лампочку.

        - Здорово, диду, как дело? А я вышел сегодня в город -  и  дай,  думаю, заскочу до своих родичей. Э, да, я вижу, у вас тут еще кто-то есть  в  хате! Здравствуйте!

        Терентий быстро, но очень внимательно оглядел матроса при слабом  свете разгоравшейся коптилки.

        - Наш утопленник, - с добродушной усмешкой пояснил дедушка.

        - Слыхал.

        Матрос с сумрачным сомнением смотрел на Терентия и молчал.

        - Родион Жуков? - спросил Терентий почти весело.

        Матрос вздрогнул, но взял себя в руки. Он еще тверже уперся кулаками  в койку и, сузив глаза, выговорил с дерзкой улыбкой:

        - Допустим, Жуков. А вы кто такой, что я вам  обязанный  отвечать?  Я,. может быть, обязанный отвечать лишь перед одним комитетом.

        Усмешка сошла с рябоватого лица Терентия. Гаврик никогда не видел брата таким серьезным.

        - Можешь меня считать за комитет, - немного подумав, заметил Терентий и сел рядом с матросом на койку.

        - Чем вы докажете? - упрямо сказал матрос, отвергая товарищеское "ты" и отодвигаясь.

        - Надо сначала, чтоб вы доказали, - ответил Терентий.

        - Кажется, мои факты довольно-таки ясные. - И  матрос  сердито  показал глазами на ноги в подштанниках.

        - Мало что!

        Терентий подошел к двери, приоткрыл ее и негромко сказал в щель:

        - Илья Борисович, зайдите на минуту.

        Тотчас зашумел бурьян, и  в  хибарку  вошел  маленький,  щуплый,  очень молодой человек в пенсне с черной тесемкой, заложенной за  ухо.  Под  старой расстегнутой тужуркой виднелась черная сатиновая  косоворотка,  подпоясанная ремешком. На обросшей голове сидела приплюснутая техническая фуражка.

        Матросу показалось, что он уже где-то видел этого "студента".

        Молодой человек стал боком, поправляя пенсне  и  посмотрел  на  матроса одним глазом.

        - Ну? - спросил Терентий.

        - Я видел товарища утром  пятнадцатого  июня  на  Платоновском  молу  в карауле у тела матроса Вакулинчука, зверски убитого офицерами,

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту