Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

71

паяльная лампа. Из короткого дула, как из пушечки, вырывалось сильное обрубленное лазурное пламя.

        Судя по детской цинковой ванночке, прислоненной вверх дном к дереву,  и по паяльному молоточку в руке у Терентия, можно было заключить,  что  хозяин занят работой.

        - Майстрачишь? - спросил Гаврик, сплевывая совершенно как взрослый.

        - Эге.

        - А мастерские стоят?

        Терентий,  как  бы  не  расслышав  вопроса,  сунул  молоточек  в  пламя паяльника и стал  внимательно  следить,  как  он  накаляется.  При  этом  он бормотал:

        - Ничего, за нас вы не беспокойтесь. Мы  себе  на  кусок  хлеба  всегда намайстрачим...

        Гаврик сел на табуретку и скрючил не достававшие до земли босые ноги.

        Он уперся руками в колено и, неторопливо покачиваясь,  повел  степенный хозяйский разговор со старшим братом.

        Морща облупленный носик и сдвинув брови, совсем обесцвеченные солнцем и солью,  Гаврик  передал  поклон  от  дедушки,  сообщал  цены  на  бычки,    с негодованием обрушивался на мадам Стороженко,  которая  -  "такая  стерва  - держит все время за горло и не дает людям дышать", и прочее в таком же роде.

        Терентий поддакивал, осторожно проводя носиком накаленного молоточка по слитку олова, которое от его прикосновения таяло, как масло.

        На первый взгляд не было ничего особенного, а  тем  более  странного  в том, что брат пришел в гости к брату и разговаривает с ним  о  своих  делах. Однако,  если  принять  во  внимание  озабоченный  вид  Гаврика,    а    также расстояние,  которое  ему  пришлось  пройти  специально  для    того,    чтобы поговорить с братоном, нетрудно было догадаться, что у Гаврика  было  важное дело.

        Несколько раз Терентий вопросительно поглядывал  на  брата,  но  Гаврик незаметно моргал на Петю и продолжал как ни в чем не бывало беседу.

        Петя же забыл все на свете, поглощенный волшебным зрелищем  паяния.  Он не отрываясь следил за движением громадных ножниц, режущих толстый цинк, как бумагу.

        Одним из самых увлекательных занятий  одесских  мальчиков  было  стоять посреди двора вокруг паяльщика, наблюдая его волшебное искусство. Но там был незнакомый человек, гастролер, фокусник на сцене: быстро и ловко сделал свое дело - запаял чайник, перекинул  через  плечо  свернутые  в  трубку  обрезки жести,  подхватил  жаровню  и  пошел  себе    со    двора,    крича:    "Па-ять, па-а-ачи-нять!.. "

        А  здесь  был  знакомый,  брат  приятеля,  артист,  показывающий    свое искусство дома, для избранных. В любой момент можно было  спросить  у  него: "Послушайте, что это у вас здесь в железной коробочке - кислота, что ли?!" - и не нарваться на грубый ответ:  "Иди,  мальчик,  откуда  пришел.  Не  мешай человеку паять". Это совсем другое дело.

        Петя даже высунул от восхищения язык, что  совсем  не  подобало  такому большому мальчику. Вероятно, он так бы никогда и не отошел от стола, если бы вдруг не обратил внимания на девочку  с  ребенком  на  руках,  подошедшую  к шелковице.

        Девочка не без  труда  подняла  толстого  годовалого  ребенка  с  двумя ярко-белыми зубами в коралловом ротике и поднесла его к Гаврику:

        - Посмотри, кто пришел, агу! Гаврик пришел, агу!  Скажи  дяде  Гаврику: "Здравствуйте, дядя Гаврик!"

        Гаврик с чрезвычайной серьезностью

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту