Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

68

волшебной  силой    притягивали    к    себе    головокружительно мелькающие литые колеса, окутанные плотным и вместе с тем  почти  прозрачным паром!

        Очарованная  душа  охвачена    сумасшедшим    порывом    и    вовлечена    в нечеловеческое, неотвратимое движение машины, в то время как тело  изо  всех сил противится искушению,  упирается  и  каменеет  от  ужаса,  на  один  миг покинутое бросившейся под колеса душой!

        Мальчики стояли, стиснув кулачки и расставив ноги, бледные,  маленькие, с блестящими глазами, чувствуя свои похолодевшие волосы.

        У, как это было жутко и в то же время весело!

        Гаврику, правда, это чувство было уже знакомо, но  Петя  испытывал  его впервые. Сначала он даже  не  обратил  внимания,  что  вместо  машиниста  из овального окошечка локомотива  выглядывал  солдат  в  бескозырке  с  красным околышем и на тендере стоял другой солдат, в подсумках, с винтовкой.

        Едва локомотив скрылся за поворотом, как мальчики бросились на насыпь и прижались ушами к горячим, добела натертым рельсам, гремящим, как оркестр.

        Разве не стоило убежать без спросу из  дому  и  перенести  потом  какое угодно наказание за счастье прижаться к рельсу, по  которому  -  вот  только что, сию минуту - прошел настоящий локомотив?

        - Почему на нем вместо машиниста солдат? -  спросил  Петя,  когда  они, вдоволь  наслушавшись  шума  рельсов  и  набрав  "кремушков"    с    балласта, отправились дальше.

        - Видать, опять железнодорожники бастуют, - нехотя ответил Гаврик.

        - Что это значит - бастуют?

        - Бастуют - значит бастуют, - еще сумрачнее сказал Гаврик. - Не выходят на работу. Тогда, бывает, заместо их солдаты водят поезда.

        - А солдаты не бастуют?

        - Солдаты не бастуют. Не имеют права. Ихнего брата за это -  ого!  -  в арестантские роты могут. Очень просто.

        - А то бы бастовали?

        - Спрашиваешь...

        - А твой братон Теретий бастует?

        - Когда как...

        - Отчего же он бастует?

        -  Оттого,    что    потому.    Не    морочь    голову.    Смотри    лучше    - "Одесса-Товарная". А вон они самые, Ближние Мельницы.

        Напрасно Петя вытягивал шею, всматриваясь вдаль.  Решительно  нигде  не было никаких мельниц: ни ветряных, ни водяных.

        Были: водокачка, желтый частокол  станционного  двора  Одессы-Товарной, красные вагоны, санитарный поезд с флажком Красного Креста, штабеля  грузов, покрытых брезентом, часовые...

        - Где же мельницы? Где?

        - Вот же они, прямо за вагонными мастерскими, чудило!

        Петя смолчал, боясь как-нибудь снова не очутиться в дураках.

        Он так усердно вертел во все  стороны  головой,  что  даже  натер  себе воротником шею, но мельниц нигде так и не заметил.

        Странно!

        Между тем Гаврик не обнаруживал ни малейшего  удивления  по  поводу  их отсутствия. Он бойко шагал по узенькой тропинке  вдоль  длинной  закопченной стены, мимо громадных клетчатых окон со множеством выбитых стеклышек.

        Петя, порядком уже уставший, плелся за ним, шаркая башмаками по  траве, темной от пыли и  копоти.  Иногда  под  ногами  хрустела  железная  стружка, очевидно выкинутая из окна.

        Гаврик привстал на цыпочки и заглянул в окно.

        - Смотри, Петька, вагонные мастерские. Тута Терентий работает.  Никогда не видал? Иди сюда.

        Петя

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту