Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

57

Бутылка выстрелила, но не грубо, как стрелял квас, а тоненько,  упруго, деликатно. И тотчас прозрачная вода закипела, а  из  горлышка  пошел  легкий дымок,  действительно  распространивший  нежнейший  аромат  самой  настоящей фиалки.

        Гаврик  осторожно  взял  обеими  руками,  как  драгоценность,  холодный кипучий стакан и, зажмурившись  против  солнца,  стал  пить,  чувствуя,  как пахучий газ бьет через горло в нос.

        Мальчик глотал этот волшебный напиток богачей, и ему казалось,  что  на его  триумф  смотрит  весь  мир:  солнце,  облака,    море,    люди,    собаки, велосипедисты, деревянные лошадки карусели, кассирша городской купальни... И все они говорят: "Смотрите, смотрите, этот мальчик пьет воду "Фиалка"!"

        Даже маленькая бирюзовая ящеричка, выскочившая из  бурьяна  погреть  на солнце бисерную спину, висела, схватившись лапкой за камень, и  смотрела  на мальчика прищуренными глазами,  как  бы  говоря  тоже:  "Смотрите  на  этого счастливого мальчика: он пьет воду "Фиалка"!"

        Гаврик пил и вместе с тем обдумывал,  как  он  будет  выбираться,  если усатый снова начнет приставать с вопросами. У мальчика  на  этот  счет  даже созрел целый план.

        - Ну что, Гаврюха, понравилась тебе вода "Фиалка"?

        - Спасибо, дядечка, сроду такой вкусной не пил.

        - Я думаю. А скажи мне теперь: выходили вы вчера вечером в море?

        - Выходили.

        - Пароход "Тургенев" видели?

        - А как же! Он нам чуть было весь перемет колесами не покалечил.

        - Ас парохода никто не прыгал?

        Усатый смотрел на мальчика в упор черными мохнатыми глазами.  Гаврик  с трудом ухмыльнулся и преувеличенно возбужденно заговорил:

        - А ей-богу, прыгал! Чтоб мне пропасть! Он ка-ак прыгнет, а  брызги  во все стороны ка-ак полетят! А он как поплывет наразмашку!..

        - Стоп! Да ты не брешешь? Куда ж он поплыл?

        - Ей-богу, не брешу, святой истинный крест!

        Тут Гаврик, хотя и знал,  что  это  грех,  быстро  раза  четыре  подряд перекрестился.

        - Как поплывет, как поплывет...

        И мальчик стал, размахивая руками, показывать, как плыл матрос.

        - Куда же?

        - Туда! - Мальчик махнул рукой в море.

        - А куда ж он потом делся?

        - Потом его якась шаланда подобрала.

        - Шаланда? Какая?

        - Такая, знаете, большая - громадная очаковская шаланда под парусом.

        - Здешняя?

        - Не.

        - А какая?

        -  С  Большого  Фонтана...  А  то,  может,  из  Люстдорфа.  Такая    вся синяя-синяя и наполовину красная, громадная.  Она  его  как  подобрала,  так сразу тем же ходом и пошла  и  пошла  прямо  на  Люстдорф.  Святой  истинный крест...

        - Название лодки не заметил?

        - Как же, заметил: "Соня".

        - "Соня"? Прекрасно. Да ты не врешь?

        - Святой истинный крест, чтоб  мне  в  жизни  счастья  не  видеть,  или "Соня", или "Вера".

        - "Соня" или "Вера"?

        - Или "Соня", или "Вера"... или "Надя".

        - А то смотри...

        Тут, вместо того чтобы расплатиться, усатый  шепнул  будочнику  на  ухо что-то такое, от чего лицо будочника сразу стало  кислое.  Затем  он  кивнул мальчику и торопливо побежал к подъему в  город,  как  понял  мальчик  -  на дачный поезд...

        Гаврик только того и дожидался.

          19 ПОЛТОРА ФУНТА ЖИТНОГО

        Надо поскорее предупредить матроса.

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту