Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

55

что это  было  в  шутку.  Но  хозяин  тира  посмотрел  вдруг  на    него    такими сумасшедшими, жалкими и вместе с тем грозно налившимися кровью глазами,  что тот поспешил взять полтинник и смущенно  спрятал  его  в  карман  чесучового пиджака.

        В этот день хозяин тира не закрывал своего заведения на обед.

        - ... Я вам советую, господин, выстрелить в балерину. Увидите, как  она пикантно сделает  ножками,  -  с  польским  акцентом  сказал  хозяин,  чтобы прекратить надоевший разговор и вернуть посетителя к стрельбе.

        - Однако же странно, что никто ничего не знает, - сказал  посетитель  и вдруг заметил Гаврика.

        Он осмотрел его бегло с ног до головы:

        - Мальчик, ты тутошний?

        - Тутошний, - неожиданно тонким голоском сказал мальчик.

        - Рыбацкий?

        - Рыбацкий.

        - Чего ж ты стесняешься? Подойди, не бойся.

        Гаврик смотрел на жесткие, крепко закрученные черные, как  вакса,  усы, на длинную полоску пластыря поперек щеки и, машинально переступая ногами,  с ужасом приближался к господину.

          18 ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ

        - У тебя есть батько и матка?

        - Ни.

        - С кем же ты живешь?

        - С дедом.

        - А дед кто?

        - Старик.

        - Понятно, что старик, а не молодой. А что он делает?

        - Рыбу ловит.

        - Значит, рыбак?

        - Ну, рыбак. Рыбалка.

        - А ты что?

        - Хлопец.

        - Это ясно, что хлопец, а не девочка. Я тебя спрашиваю: что ты делаешь?

        - А ничего. Дедушке помогаю.

        - Стало быть, вместе рыбачите?

        - Эге.

        - Так-с. Понятно. Как же это вы так рыбачите?

        - А просто. Ставим на ночь перемет, а потом утром вытягиваем бычков.

        - Стало быть, выходите в море на шаланде?

        - Эге.

        - Каждый день?

        - Как это? Что вы спрашиваете, дядя? Я не понимаю.

        - Экий ты дурень! Я тебя спрашиваю: каждый ли вы день выходите  в  море на шаланде?

        - А то как же!

        - Утром и вечером?

        - Ни.

        - Что ни?

        - Только утром.

        - А вечером?

        - И вечером тоже.

        - Так как же ты говоришь, что только утром, когда и вечером тоже?

        - Ни. Мы вечером только ставим  перемет.  А  бычков  -  тех  вытягиваем утречком.

        - Понимаю. Стало быть, вечером тоже выходите?

        - Ни. Вечером только ставим.

        - Ой, господи боже! Но для того, чтобы поставить, ведь надо вам  прежде выйти в море?

        - А как же!

        - Значит, вечером тоже выходите?

        - Ни. Вечером не вытягиваем. Вытягиваем только утречком.

        - А вечером выходите ставить?

        - А как же!

        - Стало быть, вечером тоже выходите?

        - Эге.

        - Ну,  вот  видишь,  какой  ты  дурень!  С  тобой  надо  разговаривать, хорошенько накушавшись гороха. Ты зачем такой дурень?

        - Я маленький.

        Усатый  господин  посмотрел  на  Гаврика  сверху  вниз  с  нескрываемой насмешкой и слегка, но, впрочем, довольно-таки основательно щелкнул  его  по голове.

        - Эх ты, рыбалка!

        Но мальчик вовсе не был таким дурнем.

        Он сразу почувствовал в усатом  хитрого  и  опасного  врага.  Ходит  по берегу, выспрашивает про матроса. Только делает вид, что пришел  пострелять. А на самом деле, кто его знает, что у него на уме. Наверное, какой-нибудь из сыскного. Еще, чего доброго,  пронюхает  как-нибудь,  что  именно  у  них  в хибарке и скрывается

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту