Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

46

с головой, то высовываясь из волны по плечи.

        Сапоги не поддавались. Тогда он набрал  в  легкие  побольше  воздуха  и схватил сапог руками. Погрузившись с головой  в  волну,  он  рванул  его  за скользкий каблук, мысленно ругаясь самыми последними словами и проклиная все на свете.

        Наконец ему удалось стащить проклятый сапог. Другой пошел легче.

        Однако, когда оба сапога  и  штаны  были  сняты  и  брошены,  вместе  с облегчением Родион почувствовал сильнейшую  усталость.  В  горле  горело  от морской  воды,  которой  он,  несмотря  на  все  свои  старания,    порядочно нахлебался.

        Кроме того, прыгнув с парохода, он сильно ушибся о воду.

        Он почти не спал двое суток, прошел пешком верст сорок  или  пятьдесят, переволновался. В глазах было темновато. Впрочем, может  быть,  оттого,  что быстро наступал вечер.

        Вода потеряла свой дневной цвет и стала какой-то  хотя  и  глянцевитой, ярко-гелиотроповой на поверхности, но страшной, почти черной в глубине.

        Снизу, с поверхности моря, берега совсем не  было  видно.  Горизонт  до крайности сузился. Только чистое небо с края  светилось  прозрачной  зеленью заката со слабенькой, еле заметной звездочкой.

        Значит, в той стороне берег, и туда надо плыть.

        На матросе остались лишь рубаха и подштанники. Они почти не мешали.  Но голова кружилась, руки и ноги  ломило  в  суставах,  плыть  становилось  все труднее.

        Иногда ему казалось, что он теряет сознание. Иногда начинало тошнить. А то вдруг его охватывал  короткий  припадок  страха.  Одиночество  и  глубина пугали его.

        Раньше с ним этого никогда не бывало. Похоже на то, что он заболел.

        Мокрые короткие волосы казались сухими, горячими и такими жесткими, что кололи голову.

        Вокруг не было ни души.

        Вверху в пустом вечереющем воздухе пролетел мартын на толстых крыльях и сам толстый, как кошка. В  длинном,  изогнутом  на  конце  клюве  он  держал маленькую рыбку.

        Новый приступ страха охватил матроса. Вот-вот разорвется сердце,  и  он пойдет ко дну. Он хотел крикнуть, но не мог разжать зубы.

        Вдруг он услышал нежный всплеск весел и  немного  погодя  увидел  почти черный силуэт шаланды.

        Он собрал все силы и двинулся за ней, отчаянно толкая воду  ногами.  Он догнал ее и успел схватиться за высокую корму.

        Перехватывая руками,  кое-как  добрался  до  борта,  где  было  пониже, натужился и заглянул в шаланду.

        - А ну, не балуйся! - закричал Гаврик сумрачным  басом,  увидев  мокрую голову, высунувшуюся над качнувшимся бортом.

        Появление этой головы нисколько не удивило мальчика.  Одесса  славилась своими пловцами.

        Иные из них, случалось, заплывали версты за три, за четыре от берега  и возвращались назад поздним вечером. Вероятно, это один из таких пловцов.

        Но уж если ты такой герой, так  не  хватайся  за  чужую  шаланду  и  не отдыхай, а плыви сам! А здесь люди и без тебя усталые, только что с работы.

        - А ну, не валяй дурака, отцепляйся! А то сейчас веслом как двину!..

        И мальчик для пущей острастки даже сделал  вид,  что  снимает  весло  с колышка, точь-в-точь как это делал в подобных случаях дедушка.

        - Я... больной... - задыхаясь, сказала голова.

        Из-за борта протянулась дрожащая рука в налипшем рукаве вышитой

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту