Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

37

почти совсем город.

        По Французскому бульвару, в тени пятнистых платанов, тащилась в Аркадию открытая конка. Со стороны солнца она была занавешена  парусиной.  С  задней площадки торчал вверх  пучок  бамбуковых  удочек  с  поплавками,  наполовину красными, наполовину синими. Три бодрые клячи щелкали подковами  по  мелкому щебню. Визжал и ныл на повороте тормоз.

        Будка квасника особенно привлекала внимание мальчика.  Это  был  рундук под двускатной крышей на двух столбиках. Снаружи  он  был  выкрашен  зеленой масляной краской, а внутри - такой же густой и блестящей - белой.

        Сам квасник являл собою вид такой непревзойденной праздничной  красоты, что Гаврик каждый раз, как его видел, не  мог  не  остановиться  на  углу  в порыве восхищения и зависти.

        Гаврик никогда не задумывался над вопросом,  кем  ему  быть,  когда  он вырастет и станет взрослым. Особенно нечего выбирать. Но уж  если  выбирать, то, разумеется, квасником.

        Все одесские квасники были нарядные и красивые, как на картинке.

        А этот в особенности. Ни дать ни взять - Ванька-ключник.

        И точно. Высокий купеческий картуз тонкого синего сукна,  русые  кудри, сапоги бутылками. А рубаха! Господи, да такую рубаху только и  надевать  что на первый день пасхи: блестящая, кумачовая, рукава пузырями,  длинная  -  до колен, со множеством синеньких стеклянных пуговичек!

        А поверх рубахи - черный суконный жилет с серебряной часовой  цепочкой, вдетой в петлю серебряной палочкой.

        Один вид его пламенной рубахи  вызывает  в  человеке  желание  напиться холодного квасу.

        А как он работает! Ловко, споро, чисто...

        Вот подходит покупатель:

        - Дай-ка, милый, стаканчик.

        - Какого прикажете? Кислого, сладкого? Сладкий копейка кружка, кислый - на копейку две.

        - Давай кислого.

        - Извольте-с!

        И тут же мигом одна рука проворно отдирает  за  кольцо  круглую  крышку рундука и лезет в глубокий ледяной сумрак за бутылкой, в то время как другая вытирает тряпкой и без того сухой белый прилавок, полощет в ведре  громадную литую кружку с  жульническим  толстым  дном,  щегольски  переворачивает  эту кружку и со стуком ставит перед покупателем.

        Маленький штопор вонзается в  пробку.  Бутылка,  зажатая  между  сапог, стреляет. Рыжая пена лезет из горлышка длинными буклями.

        Молодец опрокидывает бутылку  над  кружкой,  наполняя  ее  на  четверть желто-лимонным квасом и на три четверти пеной.

        Покупатель жадно сдувает пену и пьет, пьет,  пьет...  А  Ванька-ключник уже лихо вытирает стойку и смахивает  мокрую  копейку  с  орлом  в  жестяную коробочку из-под монпансье фабрики "Бр. Крахмальниковы".

        Вот это человек! Вот это жизнь!

        Конечно, Гаврику ужасно хотелось выпить квасу, но не было денег.  Может быть, на обратном пути, да и то вряд ли. Дело в том, что хотя бычков и  было в садке сотни две, но  торговке,  которой  всегда  продавали  улов,  дедушка сильно задолжал. Он взял у нее на прошлой  неделе  три  рубля  на  пробки  и крючки для перемета, а отдал всего рубль  сорок  пять.  Так  что  оставалось больше чем полтора рубля долгу - деньги громадные.

        Хорошо, если торговка согласится удержать не все. А если все? Тогда дай бог, чтоб осталось на мясо для наживки и на хлеб, а  уж  о

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту