Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

36

оно на  привозе  по  одиннадцать  копеек  фунт! Просто курям на смех.

        Но тут вдруг навалилось что-то громадное, с коричневым дымом. Пролетели по воде две косые тени. Страшно зашумела вода... И совсем близко от  шаланды прошел пароход, хлопотливо мелькая красными лопастями колес.

        Лодку  подбросило,  потом  уронило,  потом  опять  подбросило.    Флажки перемета запрыгали почти под самыми колесами. Еще немножко - и их  смолотило бы в щепки.

        - Эй, на "Тургеневе"! - заорал дедушка не своим  голосом  и  растопырил руки, как бы желая остановить несущуюся лошадь. - Что у вас, повылазило?  Не видите переметов? Паршивые сволочи!

        Но пароход уже благополучно пронесло.

        Он шумно удалялся - с трехцветным флагом за  кормой,  со  спасательными кругами и шлюпками, с пассажирами, с клубами бурого каменноугольного дыма, - оставляя за собой крупное белоснежное кружево на чистой темно-зеленой  воде. Значит, было уже семь часов утра. "Тургенев" заменял рыбакам часы. В  восемь часов  вечера  он  проходил  обратно  из  Аккермана  в  Одессу.  Надо    было торопиться, чтобы не опоздать с бычками на привоз.

        Дедушка и внучек наскоро позавтракали помидорами с хлебом, запили  свой завтрак водой, которая уже успела нагреться в бочоночке и приобрести дубовый привкус, и торопливо взялись за перемет.

          12 "ПОДУМАЕШЬ, ЛОШАДЬ!"

        Часов около девяти Гаврик уже шагал в город. Он нес на  плече  садок  с бычками. Можно было, конечно, переложить их в корзинку, но садок имел  более солидный вид.

        Он показывал, что рыба совершенно свежая, живая, только что из моря.

        Дедушка остался дома чинить перемет.

        Хотя Гаврику едва минуло девять лет, но дедушка легко доверял ему такую важную вещь, как продажа рыбы. Он вполне надеялся на внучка.  Сам  понимает. Не маленький.

        А на кого ж старику было еще надеяться, как не на собственного внучка?

        С полным сознанием важности и ответственности поручения Гаврик деловито и даже несколько сумрачно шлепал по горячей тропинке среди пахучего бурьяна, оставляя в пыли отчетливые оттиски маленьких ножек со всеми пятью пальцами.

        Весь его сосредоточенный солидный вид как бы говорил: "Вы себе там  как хотите - купайтесь в море, валяйтесь на песке, ездите на велосипедах,  пейте возле будки зельтерскую воду, - мое дело рыбацкое - ловить бычков на перемет и продавать их на привозе, остальное меня не касается".

        Проходя мимо купальни,  где  над  окошечком  кассы  висела  замурзанная черная доска с надписью мелом "18ь", Гаврик даже презрительно усмехнулся: до того противно было ему  смотреть  на  белотелого  толстяка  с  платочком  на лысине. Толстяк, заткнув пальцами нос и уши, окунулся в глинистую прибрежную воду, не отходя от спасательного каната, обросшего зеленой бородой тины.

        Подняться на обрыв можно было двумя способами:  по  длинному,  пологому спуску в три марша или по  крутой,  почти  отвесной  деревянной  лестнице  с гнилыми ступеньками.

        Нечего и говорить, что Гаврик выбрал лестницу.

        Поджав губы, мальчик  быстро  заработал  ногами.  До  самого  верха  он добежал, ни разу не остановившись передохнуть.

        Пыльный, но тенистый переулок вывел его мимо "Заведения теплых  морских ванн" к юнкерскому училищу.

        Тут уж был

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту