Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

35

вот подужу, - кряхтел дед, тяжело переводя дыхание.

        - Та, ей-богу, не подужите!

        - Побачимо!

        - Побачимо!

        Но как дедушка ни наваливался, ничего не получалось. Не те годы!  Да  и внучек подрос подходящий. Маленький-маленький, а смотри ты,  какой  упрямый! Против собственного деда не боится идти на спор!

        Дедушка сердито хмурился, искоса  поглядывая  из-под  седых  бровей  на хлопчика, сопевшего рядом. И в его  старчески  водянистых  глазах  светилось веселое изумление.

        Так, не осилив друг друга, они отошли по  крайней  мере  на  версту  от берега. Тут среди волн качались на пробках выцветшие флажки их перемета.

        Тем временем уже все море покрылось рыбачьими шаландами,  вышедшими  на лов.

        Высоко подскакивая и с маху шлепаясь в  волну  плоским  рубчатым  дном, высунутым из воды на  треть,  пронеслась  под  полным  парусом  новая  синяя красавица шаланда "Надя и Вера".  На  корме,  небрежно  раскинувшись,  лежал хорошо  знакомый  Гаврику  малофонтанский  рыбак  Федя  с  черной  семечкой, прилипшей к губе.

        Из-под клеенчатого козырька синей фуражки с якорными пуговичками лениво смотрели прекрасные томные глаза, почти прикрытые челкой, темной от брызг.

        Прижав каменной спиной круто повернутый румпель, Федя даже не  взглянул на жалкую шаланду дедушки.

        Но Федин брат, Вася, в полосатом тельнике с короткими рукавами,  увидев Гаврика, перестал раскручивать лесу самодура и,  приложив  к  глазам  против солнца руку, успел крикнуть:

        - Эй, Гаврюха, ничего, не дрейфь! Держись за воду - не потонешь!

        И "Надя и Вера" пронеслась мимо, обдав дедушку и внучка целым  фонтаном брызг.

        Конечно, в этом не было ничего обидного. Обыкновенная дружеская  шутка. Но дедушка на всякий случай сделал вид, что ничего не  расслышал.  Однако  в глубине души осталась обида.  Ведь  и  у  него,  у  дедушки,  была  когда-то прекрасная шаланда с новеньким, прочным парусом. Ловил  на  ней  дедушка  на самодур скумбрию. Да еще как ловил! В иной день по две, по три сотни  тащила покойная бабушка на привоз. Но жизнь прошла... И  остались  у  дедушки  лишь нищенская хибарка на берегу да старая шаланда без паруса.

        Парус пролечили, когда заболела бабушка. Да и то  напрасно:  все  равно померла. Теперь такого паруса больше никогда не справишь. А без паруса какая же ловля? На смех курам! Разве только бычков на перемет. Грустно!

        Гаврик прекрасно понимал, о чем думает дедушка. Но и виду  не  подавал. Наоборот. Чтобы отвлечь старика от горьких мыслей, он стал деловито возиться возле перемета: вытаскивать первый флажок.

        Дедушка тотчас перебрался через банки, стал  рядом  с  внучком,  и  они начали в четыре руки травить мокрый конец  перемета.  Вскоре  пошли  крючки. Однако бычков на них было мало, да и то мелочь.

        Гаврик крепко брал головастую  трепещущую  рыбку  за  скользкие  жабры, ловко выдирал крючок из хищных челюстей и бросал ее  в  садок,  спущенный  в море.

        Но из десяти крючков едва ли на трех попадалась настоящая добыча  -  на остальных болтались тощие глосики или крабы.

        - Не идут на креветку, - сокрушенно  бормотал  дедушка.  -  Ну  что  ты скажешь! Одна мелочь. Надо мясом наживлять. На мясо  обязательно  пойдут.  А где это взять тое мясо, если

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту