Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары
Окна rehau рехау готовые пластиковые пластиковые окна неликвиды купить.

34

босой ногой кусты бурьяна - не  найдется  ли  там чего-нибудь? Но ничего больше не находилось.

        Взрослый цыпленок с  тряпочкой  на  ноге  бегал  за  дедушкой,  изредка поклевывая землю, отчего вверху вздрагивали зонтички укропа.

        Дедушка и внучек не поздоровались и  не  пожелали  друг  другу  доброго утра. Но это вовсе не обозначало,  что  они  в  ссоре.  Наоборот.  Они  были большие приятели.

        Просто-напросто наступившее утро  не  обещало  ничего,  кроме  тяжелого труда и забот. Не было никакого резона обманывать себя пустыми пожеланиями.

        - Все поели, ничего не осталось,  -  бормотал  дед,  как  бы  продолжая вчерашний разговор. - Что ты скажешь! Восемь помидоров - куда  это  годится? На смех курям.

        - Поедем, что ли? - спросил Гаврик, посмотрев из-под руки на солнце.

        - Надо ехать, - сказал дед, выходя из огорода.

        Они вошли в хибарку и степенно напились из ведра, аккуратно  прикрытого чистой дощечкой.

        Старик крякнул, и  Гаврик  крякнул.  Дедушка  потуже  подтянул  ремешок штанов, и внучек сделал то же самое.

        Затем дедушка достал с полочки кусок вчерашнего ситника и  завязал  его вместе с помидорами в ситцевый платок с черными капочками.

        Кроме того, он взял под мышку  плоский  бочоночек  с  водой,  вышел  из хибарки и навесил на дверь замок.

        Это была излишняя предосторожность. Во-первых, красть  было  нечего,  а во-вторых, у кого бы хватило совести воровать у нищих?

        Гаврик снял с крыши весла и взвалил их на маленькое, но крепкое плечо.

        Сегодня дедушке и внучку предстояло много дела.  Третьего  дня  бушевал шторм. Волна порвала переметы. Рыба не шла. Улова не было никакого. Денег не осталось ни копейки.

        Вчера море улеглось, и на ночь поставили перемет.

        Сегодня его надо было выбрать,  успеть  с  рыбой  на  привоз,  наживить перемет и вечером обязательно  его  опять  поставить,  чтобы  не  пропустить хорошей погоды.

        Они, натужась, стащили шаланду по гальке к воде и осторожно толкнули  в волну.

        Стоя по колено в море, Гаврик  поставил  на  корму  садок  для  рыбы  - маленькую закрытую лодочку с дырками, сильно толкнул шаланду,  разбежался  и лег животом на борт, болтая над скользящей водой ногами,  с  которых  падали сверкающие капли. И лишь когда шаланда проскочила сажени три-четыре, мальчик влез в нее и сел грести рядом с дедушкой.

        Каждый из них работал одним веслом. Это было легко и весело:  кто  кого перегребет? Однако оба они равнодушно хмурились и только покрякивали.

        Ладони у Гаврика приятно горели. Весло, опущенное в прозрачную  зеленую воду, казалось сломанным. Узкая его лопаточка упруго  шла  под  водой,  гоня назад воронки. Шаланда подвигалась сильными рывками, поворачивая то  вправо, то влево. То дедушка нажмет, то внучек нажмет.

        - Эх-х! - крякал дедушка, отваливаясь с силой.

        И шаланда рывком заворачивала влево.

        - Э-х-х! - еще сильнее крякал Гаврик.

        И лодка рывком выравнивалась и поворачивала вправо.

        Дедушка упирался в переднюю банку босой  ногой  со  скрюченным  большим пальцем и коротко рвал весло. Но и внучек не отставал.  Он  упирался  обеими ногами и закусывал губу.

        - А вот не подужите, дедушка, - сквозь  стиснутые  зубы  цедил  Гаврик, обливаясь потом.

        - А

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту