Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

23

а смотрел  по  сторонам  с  тревогой  и,  как  показалось  Пете,  с    какой-то нетерпеливой досадой.

        Что делать? Бежать к папе? Рассказать все старшему помощнику? Нет, нет!

        Петя хорошо запомнил поведение отца в дилижансе. Очевидно, во всем этом происшествии было нечто такое, о чем никому не надо говорить, никого не надо расспрашивать, а молчать, делая вид, что ничего не знаешь.

        Тогда мальчик решил отыскать усатого и посмотреть, что  он  делает.  Он нашел его на почти пустой палубе первого класса. Тот стоял, прислонившись  к спасательной лодке, туго обтянутой зашнурованным брезентом.

        Под рубкой шумело невидимое колесо, взбивая почти черную воду, покрытую крупным кружевом пены. Шум стоял, как на мельнице. Уже довольно длинная тень парохода быстро скользила по ярким волнам, которые чем дальше  от  парохода, тем становились синее.

        За кормой развевался просвеченный  солнцем  бело-сине-красный  торговый флаг. За пароходом, все расширяясь и тая, далеко тянулась  широкая,  как  бы масленичная, санная, хорошо разметанная дорога.

        Слева уже шел высокий глинистый берег Новороссии.

        А усатый держал в руке и украдкой рассматривал какую-то вещь.

        Петя незаметно подошел сзади, стал на цыпочки и  увидел  ее.  Это  была небольшая,  так  называемого  визитного  формата,  фотографическая  карточка матроса в полной форме, в лихо заломленной бескозырке с надписью  на  ленте: "Князь Потемкин-Таврический".

        Матрос был не кто иной, как тот самый, с якорем на руке.

        И тут же  в  силу  какого-то  непонятного  течения  мыслей  Петя  вдруг совершенно ясно понял, что  именно  было  странного  в  наружности  усатого: усатый, так же как и тот, с якорем, тоже был переодет.

          8 "ЧЕЛОВЕК ЗА БОРТОМ!"

        Ветер дул свежий, попутный. Чтобы помочь  машине  и  наверстать  время, потерянное при затянувшейся погрузке, капитан приказал поставить парус.

        Никакой праздник, никакие подарки не привели бы Петю в  такой  восторг, как эта безделица.

        Впрочем, хороша безделица!

        Сразу на одном пароходе, в одно и то же  время  и  машина  и  парус.  И пакетбот и фрегат одновременно!

        Я думаю, что и вы бы, товарищи, пришли в восторг,  если  бы  вам  вдруг выпало счастье прокатиться по морю на настоящем пароходе,  да,  кроме  того, еще и под парусом.

        Даже и в те времена парус ставили только на самых старых  пароходах,  и то чрезвычайно редко. Теперь же этого и вовсе никогда не случается. Так  что легко себе представить, как переживал это событие Петя.

        Разумеется, мальчик сразу забыл и про усатого и про  беглого.  Он,  как очарованный, стоял на носу, не сводя глаз с босого матроса, который довольно лениво возился возле люка, вытаскивая аккуратно сложенный парус.

        Петя превосходно знал, что это кливер. Все же  он  подошел  к  старшему помощнику, помогавшему - за неимением других матросов - ставить парус.

        - Погашайте, скажите, пожалуйста, это кливер?

        - Кливер, - довольно неприветливо ответил старший помощник.

        Но Петя на него ничуть не обиделся. Он прекрасно понимал, что настоящий морской волк обязательно должен быть несколько груб.  Иначе  что  ж  это  за моряк?

        Петя со сдержанной улыбкой  превосходства  посмотрел  на  пассажиров  и снова несколько

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту