Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

22

этим головокружительным хаосом  царил  непомерно  громадный маховик, крутившийся на первый взгляд медленно, а если присмотреться,  то  с чудовищной быстротой, поднимая ровный горячий ветер.

        Жутко было смотреть, как  машинист  ходил  среди  всех  этих  неумолимо движущихся суставов и, нагибаясь, прикладывал к ним  длинный  хоботок  своей масленки.

        Но самое поразительное во всем машинном отделении была единственная  на весь пароход электрическая лампочка.

        Она висела под жестяной тарелкой,  в  грубом  проволочном  намордничке. (Как она  была  не  похожа  на  теперешние  ослепительно  яркие  полуваттные электрические лампы!)

        В  ее  почерневшей  склянке  слабо    светилась    докрасна    раскаленная проволочная петелька, хрупко дрожавшая от сотрясений парохода.

        Но она казалась чудом. Она была связана с  волшебным  словом  "Эдисон", давно уже в понятии  мальчика  потерявшим  значение  фамилии  и  приобретшим таинственное  значение  явления  природы,  как,  например,  "магнетизм"  или "электричество".

        Затем странный человек  не  торопясь  обошел  нижние  палубы.  Мальчику показалось, что незнакомец  незаметно,  но  крайне  внимательно  осматривает пассажиров, примостившихся на своих узлах и корзинах вокруг мачты, у бортов, среди груза.

        Петя готов был держать пари - между  прочим,  пари  тоже  категорически запрещалось, - что этот человек тайно кого-то разыскивает.

        Незнакомец довольно бесцеремонно переступал через спящих  молдаван.  Он протискивался  сквозь  группы  евреев,  обедающих  маслинами.  Он    украдкой приподнимал края брезента, покрывавшего ящики помидоров.

        Какой-то человек спал на  досках  палубы,  прикрыв  щеку  картузиком  и уткнувшись головой в ту веревочную подушку, которую обычно спускают с борта, чтобы смягчить удар парохода о пристань.

        Он лежал, раскинув во сне руки и совсем по-детски поджав ноги.

        Вдруг мальчик нечаянно посмотрел на эти ноги  в  задравшихся  штанах  и остолбенел: на них были хорошо знакомые флотские сапоги с рыжими голенищами.

        Не было сомнения, что именно эти самые сапоги Петя  видел  сегодня  под скамейкой дилижанса.

        Но даже если это и было простым совпадением, то уж во всяком случае  не могло быть совпадением другое обстоятельство: на руке у спящего, как раз  на том самом мясистом треугольнике под большим и  указательным  пальцами,  Петя явственно разглядел маленький голубой якорь.

        Мальчик чуть не вскрикнул от неожиданности.

        Но сдержался: он заметил, что усатый пассажир тоже обратил внимание  на спящего.

        Усатый прошел несколько раз мимо, стараясь заглянуть в лицо,  прикрытое картузиком. Однако это ему никак не удавалось. Тогда он, проходя  мимо,  как бы нечаянно наступил спящему на руку:

        - Виноват.

        Спящий вздрогнул. Он сел, испуганно  озираясь  ничего  не  понимающими, заспанными глазами.

        - А? Что такое? Куда? - бессмысленно бормотал он и тер кулаком щеку, на которой отпечатался коралловый рубец каната.

        Это был он, тот самый матрос!

        Петя спрятался за выступ трюма и затаив  дыхание  стал  наблюдать,  что будет дальше.

        Однако ничего особенного не  произошло.  Еще  раз  извинившись,  усатый отправился дальше, а матрос перевернулся на другой бок, но уже  не  спал,

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту