Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

20

за кормой, качаясь на широкой полосе пены.

        Четыре слепых  еврея  в  синих  очках  гуськом  поднимались  по  трапу, придерживая котелки.

        Усевшись на скамейке верхней палубы, они порывисто ударили в смычки.

        Раздирающие  фальшивые  звуки  марша  "На  сопках  Маньчжурии"    тотчас смешались с тяжелыми вздохами старой машины.

        С развевающимися фалдами фрака пробежал вверх по тому же трапу один  из двух  пароходных  официантов  в  сравнительно  белых  нитяных  перчатках.  С ловкостью фокусника он размахивал крошечным подносиком с дымящейся  бутылкой "лимонада-газес"

        Так началось море.

        Петя уже успел облазить весь пароход. Он выяснил, что подходящих  детей нет и завести приятное знакомство почти не с кем.

        Сначала, правда, была некоторая надежда  на  тех  двух  девочек,  перед которыми Петя так неудачно показал свои морские познания.

        Но эта надежда не оправдалась.

        Прежде всею девочки ехали в первом  классе  и  сразу  же  дали  понять, заговорив с гувернанткой по-французски, что мальчик - из второго класса - не их поля ягода.

        Затем одну из них сейчас же, как вышли в море, укачало, и  она  -  Петя видел это в незапертую дверь -  лежала  на  бархатном  диване  в  недоступно роскошной каюте первого класса и сосала лимон, что было глубоко противно.

        И, наконец, оставшаяся на палубе девочка, несмотря на свою  несомненную красоту и элегантность (на ней было короткое пальтишко с золотыми пуговицами с якорями и матросская шапочка с красным  французским  помпоном),  оказалась неслыханной капризой и плаксой. Она бесконечно препиралась со  своим  папой, высоким, крайне флегматичным господином в бакенбардах и крылатке. Он был как две капли воды похож на лорда Гленарвана из книги "Дети капитана Гранта".

        Между отцом и дочерью все время происходил следующий диалог:

        - Папа, мне хочется пить.

        - Хочется,  перехочется,  перетерпится,  -  флегматично  отвечал  "лорд Гленарван", не отрываясь от морского бинокля.

        Девочка капризно топала ногой и в повышенном тоне повторяла:

        - Мне хочется пить!

        - Хочется, перехочется, перетерпится, - еще более  невозмутимо  говорил отец.

        Девочка с упрямой яростью твердила:

        - Папа, мне хочется пить! Папа, мне хочется  пить!  Папа,  мне  хочется пить!

        Слюни кипели на ее злых губах. Она нудно тянула  голосом,  способным  у кого угодно вымотать душу:

        - Па-а-апа-аа, мне-е-е хочетца-а-а пи-и-ить.

        На что "лорд Гленарван" еще  равнодушнее  говорил,  не  торопясь  и  не повышая голоса:

        - Хочется, перехочется, перетерпится.

        Это был страшный поединок двух упрямцев, начавшийся еще чуть  ли  не  в Аккермане.

        Разумеется, ни о каком знакомстве нечего было и думать.

        Тогда Петя нашел очень интересное занятие: он стал ходить по  пятам  за одним пассажиром. Куда пассажир - туда и Петя.

        Это было очень интересно, тем более что пассажир уже давно  обратил  на себя внимание мальчика некоторой странностью своего поведения.

        Может быть, другие пассажиры ничего не заметили. Но  Пете  бросилась  в глаза одна вещь, сильно поразившая его.

        Дело в том, что пассажир ехал без билета. А между тем старший  помощник отлично это знал. Однако он почему-то не только ничего не говорил  странному

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту