Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

16

с лишним назад. А пароход "Тургенев" считался даже  и  по  тому времени судном, порядочно устаревшим.

        Довольно длинный, но узкий, с двумя колесами, красные  лопасти  которых виднелись в прорезях круглого кожуха, с двумя трубами, он  скорее  напоминал большой катер, чем маленький пароход.

        Но Пете он всегда казался чудом кораблестроения, а поездка  на  нем  из Одессы  в  Аккерман  представлялась  по  меньшей  мере  путешествием    через Атлантический океан.

        Билет второго  класса  стоил  дороговато:  один  рубль  десять  копеек. Покупалось два билета. Павлик ехал бесплатно.

        Но все же ехать на пароходе было гораздо дешевле,  а  главное,  гораздо приятнее, чем тащиться тридцать верст в удушливой  ныли  на  так  называемом "овидиопольце".  Овидиопольцем  назывался  дребезжащий  еврейский  экипаж  с кучером в рваном местечковом лапсердаке, лихо подпоясанном красным  ямщицким кушаком. Взявши пять рублей и попробовав их на зуб, рыжий унылый  возница  с вечно больными розовыми глазами выматывал душу из пассажиров,  через  каждые две версты задавая овса своим полумертвым от старости клячам.

        Едва заняли места и расположили вещи в общей каюте второго класса,  как Павлик, разморенный духотой и дорогой, стал клевать  носом.  Его  сейчас  же пришлось уложить спать  на  черную  клеенчатую  койку,  накаленную  солнцем, бившим в четырехугольные окна.

        Хотя эти окна и были  окованы  жарко  начищенной  медью,  все-таки  они сильно портили впечатление.

        Как известно, на пароходе обязательно должны быть круглые иллюминаторы, которые в случае шторма надо "задраивать".

        В этом отношении куда лучше обстояло  дело  в  носовой  каюте  третьего класса, где имелись настоящие иллюминаторы, хотя и не было мягких диванов, а только простые деревянные лавки, как на конке.

        Однако в третьем классе ездить считалось "неприлично" в такой же  мере, как в первом классе "кусалось".

        По своему общественному положению семья одесского учителя Бачей как раз принадлежала к средней категории пассажиров, именно второго класса. Это было настолько  же  приятно  и  удобно  в  одном  случае,  настолько  неудобно  и унизительно - в другом. Все зависело от того, в каком классе едут знакомые.

        Поэтому господин Бачей всячески избегал уезжать с  дачи  в  компании  с богатыми соседями, чтобы не испытывать лишнего унижения.

        Был  как  раз  горячий  сезон  помидоров  и  винограда.  Погрузка    шла утомительно долго.

        Петя несколько раз выходил на палубу, чтобы узнать,  скоро  ли  наконец отчалят. Но каждый  раз  казалось,  что  дело  не  двигается.  Грузчики  шли бесконечной вереницей по трапу, один за другим, с ящиками  и  корзинками  на плечах, а груза на пристани все не убывало.

        Мальчик подходил к помощнику капитана, наблюдавшему за погрузкой, терся возле него, становился рядом,  заглядывал  сверху  в  трюм,  куда  осторожно опускали на цепях бочки с вином - сразу по три, по четыре  штуки,  связанные вместе.

        Иногда он как бы  нечаянно  даже  задевал  помощника  капитана  локтем. Специально, чтобы обратить на себя внимание.

        - Мальчик, не путайся под  ногами,  -  с  равнодушной  досадой  говорил помощник капитана.

        Но Петя на него не обижался. Пете важно было лишь  как-нибудь 

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту