Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

15

ни  о  чем  не    надо расспрашивать, а надо сидеть на своем месте как ни в чем не бывало и ехать.

        Не только Петя, но даже и маленький Павлик поняли отца сразу.

        Ничего не замечать! При создавшемся положении это было самое простое  и самое лучшее.

        Что касается кучера, то о нем нечего было  и  говорить.  Он  знай  себе нахлестывал лошадей, даже не оборачиваясь назад.

        Словом, это  был  какой-то  весьма  странный,  но  единодушный  заговор молчания.

        Разъезд поравнялся с дилижансом.

        Несколько солдатских лиц заглянуло в окна. Но матрос уже лежал  глубоко под скамейкой. Его совершенно не было видно.

        По-видимому, солдаты не нашли  ничего  подозрительного  в  этом  мирном дилижансе с детьми и баклажанами. Не останавливаясь, они проехали мимо.

        По крайней мере полчаса продолжалось общее молчание. Матрос  неподвижно лежал под скамейкой. Вокруг все было спокойно.

        Наконец впереди в жидкой  зелени  акаций  показалась  вереница  крайних домиков города.

        Тогда отец первый нарушил молчание. Равнодушно глядя в окно, он  сказал как бы про себя, но вместе с тем и рассчитанно громко:

        - Ого! Кажется, мы подъезжаем. Уже виднеется  Аккерман.  Какая  ужасная жара! На дороге ни души.

        Петя сразу разгадал хитрость отца.

        - Подъезжаем! Подъезжаем! - закричал он.

        Он  схватил  Павлика  за    плечи    и    стал    толкать    его    в    окно, фальшиво-возбужденно крича:

        - Смотри, Павлик, смотри, какая красивая птичка летит!

        - Где летит птичка? - спросил Павлик с любопытством, высовывая язык.

        - Ах, господи, какой ты глупый! Вот же она, вот.

        - Я не вижу.

        - Значит, ты слепой.

        В это время позади раздался шорох, и сейчас  же  хлопнула  дверь.  Петя быстро обернулся. Но все вокруг было как прежде. Только уже не торчал из под скамейки сапог.

        Петя в тревоге заглянул под скамейку: целы ли коллекции?

        Коробки были целы. Все в порядке.

        А Павлик продолжал суетиться у окна, стараясь увидеть птичку.

        - Где же птичка? - хныкал он, кривя ротик. - Покажите птичку. Пе-етька, где пти-и-ичка?

        - Не ной! - наставительно сказал Петя. - Нет птички. Улетела. Пристал!

        Павлик тяжело вздохнул и, поняв, что его  грубо  обманули,  принялся  с изумлением заглядывать под скамейку. Там никого не было.

        - Папа, - наконец произнес он дрожащим голосом, - а где же  дядя?  Куда он девался?

        - Не болтай! - строго заметил отец.

        И Павлик горестно замолчал, ломая голову над таинственным исчезновением птички и не менее таинственным исчезновением дяди.

        Колеса застучали по мостовой.

        Дилижанс въехал в тенистую улицу, обсаженную акациями.

        Замелькали серые кривые стволы телефонных столбов, красные черепичные и голубые железные крыши; вдалеке на минутку показалась скучная вода лимана.

        В тени прошел мороженщик  в  малиновой  рубахе  со  своей  кадочкой  на макушке.

        Судя по солнцу, времени было уже  больше  часа.  А  пароход  "Тургенев" отходил в два.

        Отец велел, не останавливаясь в гостинице,  ехать  прямо  на  пристань, откуда как раз только что вытек очень длинный и толстый пароходный гудок.

          6 ПАРОХОД "ТУРГЕНЕВ"

        Не следует забывать, что описываемые в этой книге  события  происходили лет тридцать

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту